Премия Рунета-2020
Казань
+12°
Boom metrics
Общество1 марта 2022 15:39

«Срочно в гимназию №175, там стреляют»: в Казани наградили полицейских, которые задержали Ильназа Галявиева

«Комсомолка» пообщалась с одним из них - старшиной Ильназом Хабибуллиным, который рассказал неизвестные до этого момента подробности того злосчастного утра 11 мая 2021 года, а также доказал, что нападавший был один
Один из награжденных старшина Ильназ Хабибуллин (слева) и глава МВД Татарстана Артем Хохорин (справа).

Один из награжденных старшина Ильназ Хабибуллин (слева) и глава МВД Татарстана Артем Хохорин (справа).

Фото: МВД по РТ

Во время итоговой коллегии МВД Татарстана глава ведомства Артем Хохорин вручил ордена Мужества двум сотрудникам, которые задержали Ильназа Галявиева, который устроил взрыв и стрельбу в казанской гимназии №175. Для одного из награжденных – старшины полиции, командира отделения полка ППСП УМВД РФ по Казани 31-летнего Ильназа Хабибуллина, это было большой неожиданностью.

- Нас, всех, что в то утро были в гимназии, наградили, но – орден Мужества, - до сих пор удивляется Ильназ разговаривая с корреспондентом «Комсомолки». – Неожиданно и очень ответственно.

УТРО 11 МАЯ 2021 ГОДА

Экипаж, где старшим был Ильназ Хабибуллин, заступил на службу утром. Как обычно – развод, подготовка документации, изучение ориентировок. Заехали в отдел полиции «Гвардейский», где на дежурство взяли с собой муниципального служащего Ильмира Ибрагимова.

После чего уже вчетвером – старшина Хабибуллин, водитель Фаиль Мазитов, патрульная Эльмира Антонова и Ильмир Ибрагимов, приступили к дежурству на территории отдела полиции «Азино». Начали с отработки злачных мест – местных баров и других притягательных для маргиналов мест. Увидели четверых незнакомцев, остановились для проверки документов. Проверили по планшету – все чисто, не в розыске. И тут по рации вызов: «Срочно в гимназию №175, там стреляют».

Тогда в патруле со старшиной Хабибуллиным было еще трое человек.

Тогда в патруле со старшиной Хабибуллиным было еще трое человек.

Фото: МВД по РТ

Ильназ этот день и хотел бы забыть, но не получается. Помнит все до мельчайших подробностей – как приехали, кто что сказал, где и кто лежал. Не дают забыть и допросы следователей, да еще и записи с камеры, которая была тогда установлена на его форменной куртке.

Торопясь по заявке, экипаж Хабибуллина включил на служебной машине сирену и проблесковые маячки. Про то, что в гимназии происходит действительно что-то очень серьезное, и не думали. Но тут их обогнал автобус, а мимо пролетел экипаж вневедомственной охраны, он тоже принял заявку.

Подъехали к гимназии. Возле крыльца и во дворе множество взволнованных людей. Увидев то, что осталось от входной группы в гимназию, поняли, что дело серьезное: выбитые стекла, помятые двери, выгнутые наружу, явно от воздействия какой-то взрывной волны. Ильназ признался, что, естественно, было страшно: стало понятно, что никакой человек, обладающий большой физической силой, так выгнуть двери не сможет. Других видимых разрушений видно не было.

- Прохожие что были на территории школы, суетились, паниковали, со всех сторон были слышны призывы вызывать «скорую», - вспоминает в разговоре с «Комсомолкой» Ильназ Хабибуллин.

На крыльце гимназии он увидел нескольких человек в гражданском, как впоследствии выяснилось, один из них был майор МВД Татарстана Ленар Мусин, а в нескольких шагах от самого полицейского были два сотрудника Росгвардии. Вот они-то как раз и приближались к щуплому мужчине, который впоследствии оказался 19-летним Галявиевым. Со стороны ситуация тогда была совсем непонятная. Оказалось, что в тот момент Галявиев уже выходил из здания. Неожиданно парень выкрикнул: «Я стрелял, я сдаюсь!».

- Ближе всех к нему были сотрудники Росгвардии, вот они и скомандовали: «На колени! Лечь на землю!», - рассказывает полицейский.

По его словам, Галявиев тут же выполнил все команды. Майор Мусин помог росгвардейцам надеть на задержанного наручники, а Хабибуллин подскочил и придавил его ногой к асфальту, чтобы зафиксировать.

В этот момент к ним приблизился какой-то неизвестный.

- Я его оттолкнул – мало ли с какой целью он подходит? Может, соучастник и хочет освободить задержанного? – вспоминает Ильназ.

Только потом он отмечает, что это его экипаж. Вместе с водителем Фаилем Мазитовым они поднимают Галявиева на ноги и ведут его к своей машине.

ПЕРВОЕ ПРИЗНАНИЕ

- В ходе сопровождения я не понимал, для меня же было важно разобраться, я задал ему вопрос: «Ты стрелял?», и он ответил: «Ну да, я стрелял». «Из чего?» - «Из охотничьего карабина 12 калибра». «В кого?» - «В детей, хотел убить их». Я задаю ему вопрос: «Попал в кого?», а ответа нет. Он начал игнорировать, - рассказал старшина полиции Хабибуллин. Он дословно помнит это первое признание Галявиева. Слишком врезалось произошедшее в память.

Это уже в отделе полиции Галявиев не то, чтобы разговорился, начал биться в истерике и кричать, что он бог.

Это уже в отделе полиции Галявиев не то, чтобы разговорился, начал биться в истерике и кричать, что он бог.

Фото: соцсети

В ГИМНАЗИИ

Когда Галявиева закрыли в служебном автомобиле и оставили охранять его одного из патрульных, старшина вместе с сотрудниками Росгвардии и подоспевшими коллегами первыми зашли в задние гимназии.

На входе среди осколков они нашли раненого. Это был рабочий образовательного учреждения Мулланур Мустафин. Именно он первым увидел Галявиева с ружьем и попытался закрыть перед стеклянную дверь, навалившись на нее всем телом. За что получил заряд картечи и раненый упал на пол. Он был еще в сознании, когда Галявиев зашел внутрь и навел дробовик на его голову. К счастью, этот заряд картечи задел мужчину по касательной.

- В фойе полный сумбур, - вспоминает Хабибуллин. – Там были выставлены кубки, какие-то награды, которые ранее завоевали ученики гимназии. Стекла разбились, все кубки и награды лежали на полу.

В это время уже прибежали первые медики. Правоохранители помогли им погрузить на носилки раненного, и Хабибуллин организовал оцепление. При этом, как вспоминает полицейский, оказавшаяся рядом завуч гимназии сама отказалась уйти в безопасное место пока не будут выведены все дети.

Хабибуллин и его коллеги слышали крики с улицы, что нападавший был не один, что у него был еще сообщник. Они понимали, что необходимо ждать приезда уже спецподразделений, которые как раз выполняют задачи по штурму и очистки зданий.

- Мы сами никаких выстрелов не слышали, после того, как Галявиев вышел, никто не стрелял, ничего такого не было, - говорит старшина. - Нужно было принимать решение. Мы понимали, что это опасно. Ничего перед глазами не промелькнуло, хоть и говорят о том, что при угрозе жизни перед глазами вся жизнь пролетает. Для себя подумал, что, если мы все отсюда живыми выйдем, это будет чудо, и это чудо произошло.

Старшине планировка гимназии была знакома – сам 10 лет проучился в такой же типовой школе. Вместе с росгвардейцами и коллегами поспешили на зачистку. Оружие у всех было приведено в боевую готовность – патрон в патроннике.

УЛИКИ

Сразу же в холле на полу они обнаружили улики - тактические перчатки, патронташ с некоторым количеством патронов, и ножны от охотничьего ножа. Старшина побежал в сторону актового зала - там был эвакуационный выход. Вот там он и обнаружил еще одну улику - на площадке перед лестницей лежал нож. На всякий случай, до приезда следователей, его пнули под лестницу.

- Уже в 2-3 метрах от актового зала было видно несколько разрушенных межкомнатных перегородок, - вспоминает Хабибуллин. - Здесь уже стало понятно, что это не просто хлопок или какая-то ручная граната, а конкретно взрывное устройство.

Увидели первое тело. На втором этаже часть двери была закрыта. Несколько раз дернули, замок хлипкий, все, открыли, забежали.

- Уже понимали, что никого выводить нельзя, пока мы все здание не осмотрим и не «зачистим». - На втором этаже все кабинеты нам открыли! Несмотря на то, что были напуганы, - до сих пор удивляется полицейский такой беспечности. – Мы проинструктировали тех, кто был в классах: прижаться к глухой стене, где нет окон, к дверям и окнам не подходить, не надо никакие строить баррикады, просто закрыться, запереться, изнутри, для них этого было пока достаточно.

Поговорив с детьми, полицейские поняли, что на втором этаже никто не стрелял. Над местом взрыва в туалете прорвало трубу, очень сильно топило второй этаж.

Ружье, которое бросил Галявиев, нашли, когда поднимались на третий этаж.

- К этому времени уже и росгвардейцев стало больше, и подтянулись еще два оперативника, которых я знал в лицо – видел в отделе раньше. А других могли и спутать со злоумышленниками: парни были по гражданке, без опознавательных знаков. Единственно, что их выдавало – оперативная кобура, которую можно в любом военторге купить, - признается Хабибуллин.

Одного из росгвардейцев оставили охранять ружье, а сами побежали дальше. На третьем этаже уже двери им никто не спешил открыть, хоть и было слышно, что внутри есть люди. Их также просили прижаться к глухой стене, где нет окон, к дверям и окнам не подходить.

РАССТРЕЛЯННЫЙ КЛАСС

Но двери одного класса были распахнуты внутрь. Зашли осторожно – опасались «ловушек» на косяках. Увидели погибших ребят. Трое подавали признаки жизни – учительница и двое школьников. Женщина просила помочь.

- Я даже не думал, что там кто-то еще живой есть, и просто для своего успокоения крикнул: «Кто еще может встать на ноги, встаньте и идите за мной», - вспоминает старшина полиции Хабибуллин.

Из-за учительского стола, который был чуть крепче, чем парты, поднялись семь человек – пять девочек и два мальчика, абсолютно невредимые, даже ссадин не было. Они, похоже, забились туда, и не выходили, пока не услышали полицейского. Пока дети спускались на первый этаж, полицейские с оружием закрывали их со всех сторон.

Школьников вывели через запасной выход на задний двор. Хабибуллин скомандовал им бежать через футбольное поле за ближайший дом, не стоять на улице, спрятаться за каким-то сооружением.

В это время к зданию гимназии уже съезжались другие экипажи экстренных служб. На третий этаж старшина уже подминался вместе с сотрудником МЧС.

- Смотрю, а у него топор за плечом. «Ты что?» - «Сами говорите, что он возможно не один. Вылезет – хоть один раз ударю топором», - улыбается, вспоминая этот момент Хабибуллин. - Приятно было, что человек не свою работу делает, и даже под угрозой смерти готов помогать.

Сразу эвакуировать раненных не смогли – медикам запрещено было подниматься на незачищенные этажи.

Попытки разломать парту, чтобы на ней вынести одну из раненных школьниц оказались безуспешны. Тогда полицейский с сотрудником МЧС подняли девочку и на руках, помогая друг другу, и страхуя, вынесли ее к «скорой».

- Риск был большой, но в тот момент мы просто помогали ей выжить, - говорит старшина Хабибуллин. – Сотрудник МЧС и сам это понимал, но, молодец, не отказался помогать. Я ему пообещал, если у меня сын родится, я его Фанисом назову. Сколько я потом не пытался его найти, так и не получилось. Просто, чтобы пожать ему руку. Хотелось бы с ним просто пообщаться.

Но тогда мужчины поднялись снова наверх здания и увидели, что полицейских и росгвардейцев стало намного больше. Начали эвакуировать детей. В итоге оказалось, что только Хабибуллин вывел в безопасное место 3-4 класса. Только после этого полицейские поднялись на четвертый этаж и вышли на крышу гимназии.

Школу оцепили, туда прибыли представители всех экстренных служб.

Школу оцепили, туда прибыли представители всех экстренных служб.

Фото: Николай МЕДВЕДЕВ

КОГО НА САМОМ ДЕЛЕ ВСЕ ВИДЕЛИ НА КРЫШЕ

По интернету ходили снимки, что там, на крыше, находятся как минимум еще двое. Многие до сих пор полагают, что это сбежавшие сообщники Галявиева.

- Это именно нас с коллегой видели наверху, - устал уже объяснять очевидное старшина. - Почему для зрителей это было непонятно – потому что мы в бронежилетах, а самая большая надпись «Полиция» на спине, ее не видно, мы стояли вполоборота! Я даже в следственном комитете добавлял, подписывал на фото, что именно я там был, стою вполоборота спиной на крыше, а не кто-нибудь другой. Все, обследовали крышу, ребята с другой стороны - футбольное поле, там скопление людей было. Я сорвал голос, пока орал, чтобы они убегали за здание, но услышали.

«ОН ЖЕ СОВСЕМ НЕДАЛЕКО ШЕЛ»

- Мы до сих пор с водителем себя виним. В чем? Что произошло. Это же наша территория, - устало вздохнул старшина полиции. - Мы могли проехать мимо в тот момент, увидеть его. Он же совсем недалеко шел. Ну, открыл бы он огонь, ну, возможно, кого-нибудь из нас уничтожил. Но кто-то из трех вооруженных сотрудников все равно бы его ликвидировал. В любом случае.

За состояние полицейского до сих пор переживает его мать. Ей постоянно кажется, что ее сын еще всецело там, в воспоминаниях того дня.

- Но нет, конечно, это не так. Тем не менее, за день что-то проскальзывает, - признался «Комсомолке» старшина Хабибуллин. - Я в принципе веселый, жизнерадостный человек, и когда она видит, что я где-то там залип, либо просто сижу, задумавшись, она постоянно пытается лезть в душу, спрашивает, о чем я думаю. Для меня слово ГИМНАЗИЯ – это уже какой-то негатив, неприятно слышать. Если школы, лицей – то это нормально. Первое время поймал себя на мысли – куда-то ехал, случайно на улице наступил на разбитую бутылку, и тут же осекся – звук стекла, вот этот скрежет первое время был неприятен. Бегать по нему приходилось там, в гимназии. Но сейчас такого уже нет.

Напомним, стрельба и взрыв в гимназии №175 в Казани произошли утром 11 мая 2021 года. Их устроил бывший ученик образовательного учреждения - Ильназ Галявиев. Он заявился туда вооруженный ружьем, которое зарядил крупной картечью.

Просто войти в школу с ружьем ему не дал тот самый работник гимназии Мулланур Мустафин. Он стал первой жертвой Галявиева.

После взрыва самодельной бомбы рядом с одним из кабинетов, директор гимназии по громкой связи отдала распоряжения педагогам закрыться с детьми в классах. Кто-то попытался скрыться под партами, другие школьники начали выпрыгивать из окон, пока Галявиев искал открытый класс, по пути ранив одну из учительниц, пытавшуюся кинуть в него горшок с цветком. Защищая детей, смертельные ранения получили еще два педагога. Несмотря на героизм женщин, Галявиев все же нашел один открытый кабинет 8А класса и открыл беспорядочный огонь – семеро учеников погибли.

В страхе прошли 20 минут, после чего вой сирен сообщил, что к зданию приехал первый наряд Росгвардии. Галявиев неожиданно решил сдаться и вышел на крыльцо с поднятыми руками. Сейчас ему грозит пожизненное заключение. В ожидании суда он находится под арестом в Казани.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Дети вели себя словно взрослые: как в Казани врачи спасали школьников раненых при стрельбе 11 мая 2021

Хирурги оперировали юных пациентов по пять-шесть часов без отдыха (подробности)