2016-08-24T02:05:23+03:00

Н.Ф. Катанов – директор миссионерского музея в Казанской Духовной Академии

Музейная деятельность в Казанской духовной академии развивалась с момента ее основания, первоначально – в рамках библиотеки. В 1851 г. состоялось официальное открытие физического кабинета
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

Вслед за ним были сформированы натуральный кабинет, кабинет редкостей и мюнц-кабинет. В дореформенный период эти подразделения активно пополнялись разными путями. После утверждения нового академического устава (1869) фонды означенных кабинетов были переданы в другие учебные заведения в связи с изменениями в учебной программе. В дальнейшем благодаря новым пожертвованиям существенно возрос фонд академической библиотеки, вновь начал формироваться вещевой фонд, что, в свою очередь позволило поставить вопрос о создании полноценного академического музея.

Миссионерский историко-этнографический музей (МИЭМ) был организован в 1912 г. при Фундаментальной библиотеке рассматриваемого учреждения и официально открыт в 1913 г. в соответствии с указом Св. Синода от 9 января 1913 г. Его создали на базе собрания предметов археологии, этнографии, палеонтологии и нумизматики. Данные коллекции оказались в библиотеке, став частью ее фонда после расформирования учебных музеев, функционировавших в Казанской академии, как отмечалось выше, в 1848 – 1870 г. в качестве учебно-вспомогательных подразделений. В основе создания музея лежал иллюстративно-тематический метод, который заключался в демонстрации книжного материала с помощью имеющихся и формирующихся коллекций. С 1913 г. музей являлся учебно-вспомогательным учреждением для студентов Миссионерского отделения, а с 1915 г. – дополнительно и для слушателей Миссионерских курсов при Спасо-Преображенском монастыре г. Казани.

Для музея был выделен штат сотрудников, которые занимались фондообразовательной, хранительской, образовательной и просветительской работой. Обозначенные направления деятельности контролировал специаль-но созданный комитет, в состав которого в 1912 – 1914 гг. по определению Совета КазДА входили: директор музея профессор Н.Ф. Катанов и члены означенного комитета профессоры В.А. Керенский, И.М. Покровский, М.А. Машанов и Л.И. Писарев. Функции делопроизводителя исполнял М.Г. Иванов.

Функционирование вновь организованной структуры регламентировалось «Правилами МИЭМ», составленными Н.Ф. Катановым, принятыми Советом КазДА и утвержденными постановлением Св. Синода. Пункт 3 данных «Правил» гласил: «Означенный музей имеет находиться в заведывании Комитета, состоявшего из назначаемых Советом Академии трёх членов Библиотечной комиссии Академии и четырёх преподавателей Миссионерского Отделения, причем Директор Музея, выбранный самим Комитетом из числа его членов, утверждается Советом».Все изменения, касающиеся функционирования музея, вводились на основании приказа ректора по предоставлению директора музея и предварительно согласовывались с Советом КазДА. Директор МИЭМ и его сотрудники работали на общественных началах. Как отмечалось в указанных «Правилах», они «никакого особого за свои труды по музею вознаграждения не получают».

Музей за достаточно короткий срок (1912-1919) стал полноценным культурно-образовательным центром миссионерского отделения КазДА. Заслуга в этом принадлежала его бессменному директору – доктору сравнительного языкознания, профессору Миссионерского отделения КазДА, тюркологу, этнографу, фольклористу, первому хакасскому ученому Николаю Фёдоровичу Катанову (1862-1922).

О Н.Ф. Катанове написано немало работ. Тем не менее, его многообразная, научная и творческая деятельность еще не оценена потомками в полной мере. Это касается и работы учёного, связанной с означенным музеем, для которого директор был всем: создателем, организатором, благотворителем. Характеризуя Н.Ф. Катанова в должности директора МИЭМ, его коллеги отмечали: «Кто близко интересовался и интересуется состоянием и образованием только что открытого Академического музея, тот хорошо знает, сколько сумел сделать Н. Ф-ч при его любви к делу, трудолюбии и сообразительности в самое короткое время. В настоящем виде Академический музей можно оценить не в одну тысячу рублей, хотя на него затрачено пока только 700 руб., включая в то число личные средства Н. Ф-ча. В «своем» музее Н. Ф-ч работает как миссионер – практик, и как ученый–этнограф, и как опытный археолог и знаток восточных древностей и культа инородцев, и как нумизмат, и, наконец, как простой служитель. Нередко все утренние часы занятий в Академической библиотеке, при которой находится музей, он проводит в черновых работах с молотком и пыльным полотенцем в руках».

Согласно п. 4. «Правил МИЭМ», в обязанности директора входило: «ведение всех письменных работ по Музею как то каталогизация, регистрация и описание вещей, снимков и книг и пр., а равно забота о приобретении с ведома и разрешения Комитета означенных вещей, снимков и книг и устройство заседаний Комитета».

Ко времени создания академического музея Николай Федорович имел большой опыт музейной деятельности, в том числе организаторский. С его именем связано учреждение музея Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Н.Ф. Катанов являлся одним из основоположников Казанского городского музея, в 1906 - 1917 гг. – бессменным директором его историко-этнографического отдела, в 1914 – 1917 гг. – директором городского музея.

Во многом благодаря Н.Ф. Катанову, музей КазДА обрел ту известность, которая стала причиной активного формирования его фондов. Вероятно, большую роль в этом сыграл и тот факт, что директор музея в эти годы являлся также председателем Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете (1896-1914) – научном объединении, хорошо известном не только в России, но и за ее пределами.

Николай Федорович сам часто делал пожертвования для музея. Осуществляя закупки, он нередко использовал свои средства, как и при выполнении необходимых для музея работ. Счета он предоставлял в Правление Академии с неизменным заключением: «почтительнейше прошу означенную оплату считать моим пожертвованием Академическому Музею». Среди них, например, предметы научного значения (снимки, таблицы, костюмы татарские и калмыцкие), а также шкафы, письменные принадлежности, сто стульев и другие вещи, купленные за 225 руб.

Н.Ф. Катанов руководил работой по комплектованию фонда МИЭМ, устанавливая временные и постоянные контакты с лицами и организациями, которые либо доставляли предметы музейного значения, либо обладали ими. В «Журнале входящих бумаг директора историко-этнографического музея при КДА Н.Ф. Катанова» названо 58 лиц и учреждений, передававших предметы в дар музею. Среди них иерархи, священники и миссионеры Православной церкви, преподаватели, коллекционеры, краеведы, меценаты, профессора и студенты Казанской академии, сотрудники музеев и пр., а также мастерские, выпускавшие предметы народного потребления и изделия художественных промыслов.

В числе дарителей и поставщиков экспонатов – архимандрит Иннокентий (Ястребов), епископ Алексий (Молчанов), В.И. Иванов, священник Иаков Тихомиров, профессоры КазДА И.М. Покровский, Н.Ф. Катанов, П.В. Знаменский, Е.А. Малов, М.Г. Иванов, архимандрит Гурий (Степанов), Н.В. Никольский, Г.А. Филиппов, доцент КазДА иеромонах Амфилохий (Скворцов) и др. В создании музея и пополнении его фонда приняли участие студенты Казанской академии: А.Б. Алексеев, иеромонах Вениамин, С.А. Добролюбский, П.И. Иванов, диакон М.И Изгородин, Т.В. Кротков, В.И. Кузнецов, И.Д. Меркурьева, Г.А. Попов, К.М. Протопопов, священник К.Н. Соколов, священник М.В. Соколов, Б.В. Фортунатов, протоиерей А.И. Яхонтов, практикант калмыцкого языка А.П. Межуев.

В соответствии с п. 6 и 7 «Правил» имена дарителей и посетителей музея заносились в специальные книги. При приёме пожертвований выдавались особые квитанции, подписанные его директором. Имена православных жертвователей, передавших в музей особо ценные предметы, вносились в академический Синодик для поминовения в храме. Книги для записи пожертвований и посетителей, как и инвентарные каталоги, пронумеровывались, прошнуровывались, скреплялись, припечатывались секретарем Совета КазДА и утверждались ректором академии.

Основным критерием отбора предметов в фонд являлись их подлинность и научная ценность. Эти предметы отражали традиции и нормы, опыт поколений, исторические изменения и преемственность в культуре разных народов. В работе по сбору экспонатов, материалов, их использованию участвовали преподаватели и сотрудники академии.

Формирование и увеличение фонда МИЭМ способствовало развитию научно-исследовательской деятельности, которая определялась задачами накопления документальных свидетельств и источников знаний, их обработки, а также использованием в образовательном процессе. Содержание этой работы в зависимости от профиля музея и специализации фонда было обусловлено необходимостью комплексного изучения этнокультурного развития народов Российской империи. Направленность данной работы задавалась формирующейся концепцией развития музея, его фонда, экспозиции, а также состоянием и уровнем развития миссионерских дисциплин. Основой для осуществления научно-исследовательской деятельности являлось изучение музейных предметов, которое осуществлялось на основе методов, разработанных профильными дисциплинами: археологией, этнографией, историей. В процессе изучения происходило выявление свойств музейных предметов как источников знаний, культурной, исторической или природной ценности этих предметов. Изучение музейного фонда имело первостепенное значение для его дальнейшего комплектования, учета фонда и реализации экспозиционной работы.

В целях обеспечения оперативности фондовой работы по атрибуции предметов была организована специальная вспомогательная библиотека, которая состояла из справочной литературы для занятий по этнографии и научной обработки музейных коллекций. Основу библиотечного фонда составило книжное собрание директора музея Н.Ф. Катанов по миссионерским, этнографическим и востоковедческим вопросам, никогда не имевшимся ранее в академии. Свое собрание ученый преподнес академии в 1915 г. с условием, что оно составит «Библиотеку историко-этнографического музея», будет размещено в отдельных шкафах и станет достоянием академической библиотеки лишь после составления и издания каталога означенного книжного собрания. Составление каталога осуществлялось студентом КазДА А.А. Захаровым под руководством Н.Ф. Катанова. Однако, предполагаемый каталог завершить не удалось из-за начавшихся революционных событий 1917 г.

В 1915 г. директор Н.Ф. Катанов составил подробную опись фонда. Согласно данному документу, музейное собрание включало в себя 19 коллекций, сформированных по этнографическому признаку, а также коллекцию атласов и альбомов и 5 экземпляров мебели. Опись начинается с коллекций по Сибирскому региону, которые являлись ценным источником, характеризующим культуру 6 народов: якутов, бурятов, монгол, «амурских инородцев», китайцев и уйгур Китая.

Таким образом, музей имел уникальный фонд, позволяющий показать особенности национальной культуры народов Российской империи. Его коллекции представляли социокультурные реалии, являлись подлинными свидетельствами исторического прошлого национальной и мировой культуры. Используя их культурно-образовательный потенциал, МИЭМ своей деятельностью содействовал повышению культурно-образовательного уровня студентов академии, способствовал их воспитанию, расширению информационно-комуникативных связей, повышению уровня миссионерской деятельности.

После 1917 г. в связи с известными революционными событиями, деятельность Миссионерского музея была прекращена. Однако его уникальную этнографическую коллекцию, составляющую важную часть регионального культурного наследия, удалось спасти от уничтожения.

Опасаясь утери фондов, значимость которых для региона, Отечества и будущего поколения осознавалась в полной мере, руководство КазДА пошло на переговоры с Казанским университетом и представителями городского музея, в результате которых академические коллекции присоединили к соответствующим собраниям. Четвертого июля 1919 г. было принято решение о передаче минералогической и геологической коллекций МИЭМ в профильные кабинеты Казанского университета. Передающую сторону представлял директор музея Н.Ф. Катанов, принимающую – заведующие соответствующими кабинетами Б.П. Кротов и М.Е. Нолинский.

В июне того же года от председателя Всероссийской коллегии по делам музеев была получена телеграмма за № 058336, уведомляющая о приобретении Всероссийской коллегией по делам музеев Наркомата для Казанского Губернского музея (вскоре был переименован в Государственный музей Татарреспублики, ныне – Национальный музей Республики Татарстан). коллекции Миссионерского музея КазДА за 5584 руб. (по ценам 1917 г.) Передача этнографических коллекций МИЭМ с участием директоров соответствующих музеев Н.Ф. Катанова и Б.Ф. Адлера состоялась в августе 1919 г.

В описи этнографических коллекций «Разные народности» Государственного музея ТАССР» они значатся под следующими инвентарными номерами: чувашские вещи – № 10024, пермяки – № 10040, буряты – № 10138, буддийские вещи – № 10139, монгольские вещи – № 10140, предметы, употребляемые при буддийском богослужении – № 10147, якуты – № 1011. Коллекция калмыцких вещей в 1960-е гг. была передана в Калмыцкий республиканский музей.

Создание МИЭМ было обусловлено спецификой учебно-образовательной деятельности КазДА: необходимостью подготовки кадров миссионеров для восточных регионов Российской империи. На выпускников Казанской академии была возложена задача насаждения православия среди коренных народов данных регионов и реализации тем самым внутриполитического курса русского самодержавия и Русской православной церкви. Однако в ходе подготовки миссионеров и осуществления миссионерской деятельности решались параллельно научные и просветительские задачи, которые нашли отражение в данной учебной и научно-вспомогательной структуре КазДА.

Музей стал научно-исследовательской лабораторией КазДА, которая являлась центром востоковедения в регионе, продолжив тем самым заложенные некогда традиции Восточного разряда Казанского университета.

МИЭМ изначально являлся не только учебной и научно-вспомогательной структурой академии, но и культурно-просветительской, что нашло отражение во всех направлениях его деятельности, в организации и характере этой деятельности. Большая в том заслуга ученых и преподавателей КазДА и, в первую очередь, руководителя музея Н.Ф. Катанова, который приложил немало сил к тому, чтобы вспомогательная структура превратилась в полноценный музей.

По материалам Лобачевой Е.Э.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Православные духовные ценности»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также