2016-08-24T02:05:23+03:00

Православная традиция семейных отношений: историческая ретроспектива

Вызовы современного мира – геополитические, экономические, духовные, придают стратегическое значение демографическому фактору, который в немалой степени определяет жизнеспособность и крепость российской государственности
Поделиться:
Комментарии: comments1
Фото: Никита ПЕРФИЛЬЕВ
Изменить размер текста:

Между тем демографическая ситуация в нашей стране остается не простой. В России сохраняется низкий коэффициент рождаемости: 1,2-1,4, то есть поколения родителей едва ли наполовину замещаются поколениями детей, тогда как еще в 1940-е -1960-е годы многодетность была отнюдь не редкостью. Что уж говорить о дореволюционной России, где были самые высокие в мире темпы роста населения. Осознание всей трагичности ситуации заставило выдвинуть демографическую политику в качестве приоритетной задачи государства, на решение которой напрямую или косвенно нацелены Национальные проекты. Однако акцент на экономической составляющей и расширение спектра социальных услуг для матерей (что, конечно, очень важно) едва ли сможет кардинально разрешить демографическую проблему, и привести к созданию крепких семей. В этой связи особый интерес представляет крестьянский семейный быт в дореволюционной России. На протяжении веков крестьянская семья предопределяла формирование нравственных идеалов народа, его менталитет, оставалась хранительницей православной традиции.

Православная традиция настаивала, что брак имеет силу и качество таинства, которое было освящено Самим Господом. Глубина единения в браке раскрыта апостолом Павлом: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу. Потому что муж есть глава жены, как Христос глава Церкви… Но, как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее...Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящих свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь…Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа».

Главенствующее положение мужчины в семье соотносилось с патерналистской моделью государственного управления в самодержавной России, согласно которой Государь был отцом для своих поданных, а отец семейства – государем в своем доме.

В юрисдикции РПЦ были дела о языческих браках, разводах, наказание за прелюбодеяние, выяснении степени родства между женихом и невестой. Время заключения браков также регламентировалось церковью. Так, венчание не совершалось в дни Великого, Успенского, Петрова, Рождественского постов, во время религиозных праздников, во вторник, четверг и субботу в течение всего года. В крестьянском быту хронология брачных обрядов была связана с сельскохозяйственным календарем. Чаще всего свадьбы начинались с Покрова, когда оканчивалась тяжелая деревенская страда. Праздник считался покровителем брака, так как Покров Богородицы, некогда простертый ею над верующими во Влахернском храме, напоминал свадебное покрывало. До сих пор бытует примета, что если на Покров выпадет снег – быть свадьбам в большом количестве. С праздником Покрова связано значительное количество пословиц и поговорок: «Батюшка Покров, кроешь ты снегом землю и воду, покрой и меня молоду!», «Матушка Пятница Прасковея, пошли женишка поскорее».

Браки заключались родителями без учета симпатий жениха и невесты. Конечно, были браки и по любви. Но родители соглашались с выбором сына или дочери тогда, когда этот выбор их устраивал. Перед заключением брака необходимо было решить имущественные вопросы, что было непросто в связи со сложной системой собственности у крестьян. Перед свадьбой определялось приданое невесты, которое состояло из двух частей: первая часть создавалась трудом невест, а вторая включала имущество, выделяемое невесте родителями: белье, верхняя одежда, скот. Жених должен был предоставить кладку, которая состояла из денег, одежды и обуви для невесты, а также продуктов для свадебного стола. Кладка, наряду с приданым, входила в состав личного женского имущества и обеспечивала замужней женщине некоторую имущественную самостоятельность в семье мужа.

Крестьянская молодежь вступала в брак сравнительно рано. Мужчины женились с 18 лет, женщины выходили замуж 16-летними. Часто муж был значительно моложе своей жены. Основной причиной таких браков являлась потребность крестьянских хозяйств в женщинах – работницах.

В христианском браке муж – глава семьи, ее опора и защита. Именно он в ответственные минуты жизни принимал окончательное решение, являлся «высшим судом в семье». Нравственная символика заключалась в самом свадебном ритуале. Например, соединение рук молодых означало передачу жены в собственность мужу. В знак покорности невеста снимала с жениха сапоги, причем в правом сапоге находились деньги, а в левом плеть. Когда невеста снимала правый сапог, жених отдавал ей деньги. Это означало, что отныне он будет заботиться о материальном благополучии жены. Когда новобрачная снимала левый сапог, жених ударял ее плеткой, что являлось символом неограниченной власти мужа над женой. На второй день свадьбы молодая жена брала ковш воды, полотенце, мыло и приглашала вымыть руки родителей жениха и его родственников. Этот обряд говорил о готовности новобрачной быть услужливой не только перед мужем, но и перед всей его родней.

Особое положение занимал старший мужчина в семье - большак, которого в Казанской губернии называли «старшим» или «головой». Он распоряжался трудом членов семьи, разбирал внутрисемейные споры, наказывал провинившихся, следил за нравственностью, делал покупки, платил налоги, являлся ответственным перед миром за поведение домочадцев.

Женщины в семье занимали соподчиненное место. Впрочем, в их положении, правах и обязанностях просматривалась жесткая иерархичность. Самую высокую позицию занимала жена главы семьи - большуха. Она наблюдала за порядком, занималась обучением домашним работам младших членов семьи, воспитанием внучат. Снохи же считались «чужеродками» и были отделены от содержания на общесемейные доходы, кроме питания и снабжения рабочей одеждой. На свои средства они должны были удовлетворять не только свои потребности, но также иногда одевать мужа и детей. В неразделенных семьях было несколько снох. Ими управляла обычно свекровь, которую они должны были во всем слушать. Старшая сноха имела преимущества над другими снохами: она управляла домом вместо свекрови в случае ее болезни или отсутствия. За каждой снохой закреплялись определенные домашние обязанности.

Между членами семьи обязанности были четко разграничены, что вполне соответствовало православной традиции. В православных текстах труд четко подразделялся на мужской (пахота, строительство) и женский, а потому не престижный для мужчин (приготовление пищи, уход за скотиной, ткачество.

Основной целью брака являлось рождение и воспитание детей. Роды были событием для всей семьи. Так в случае тяжелых родов все присутствующие снимали пояса, расстегивали воротники, просили священников открыть в церкви ворота. Новорожденного мальчика заворачивали в рубаху отца, а девочку в кофту матери, с целью защитить их от несчастий в будущем. Пуповину девочки перерезали на прялке, чтобы в будущем она стала искусной рукодельницей. У мальчика пуповину перерезали на топоре, чтобы он вырос мастером своего дела.

Святоотеческая традиция в процессе воспитания требовала на все «обращать внимание: и на то, что есть дитя, и на то, чем быть ему. Нужно воспитать тело его, доведши его до того, чтобы оно было и крепко, и живо, и легко…Но еще больше должно позаботиться о воспитании духа». При болезнях детей благочестивые родители давали обеты Богу, которых могло быть множество: и в церковь ходить, и милостыню подавать, и скоромное не вкушать. Но все-таки, главным было воспитание благочестия и страха Божиего. Растолковывая значение «страха Господня», Преподобный Сергий писал: «Вы внушите ребенку, что Господь Бог есть Отец его небесный, которого он должен любить всем сердцем и всем помышлением своим, что всякое нехорошее дело и даже слово оскорбляет его – Премилосердного…Начинай воспитание сына своего или дочери в страхе Божьем с раннего их возраста». При сложностях в воспитании детей родители молились Господу о вразумлении своих чад. Вот как вспоминал о «жалобах» к Богу своей матери великий старец Седмиезерной пустыни, прославленный в лике святых Казанской епархии, схиархимандрит Гавриил: «Бывало, нашалишь, а матушка и скажет: «Ганя! Не шали! Вот ты все не слушаешь – шалишь, а мне ответ надо за тебя отдать Богу…Ты своими шалостями грехи наращиваешь, потом и сам с ними не сладишь». А молодость берет свое: как не удерживаюсь – опять нашалю…Тут матушка, бывало, встанет на колени пред образами и начинает со слезами вслух жаловаться на меня Богу и молиться…А я стою возле – притихну, слушаю ее жалобы. Стыдно мне станет, да и матушку жалко…И опять обещаю не шалить, да и сам уж начну молиться рядом с матушкой. Матушка была женщина духовная. Даже и на детские шалости смотрела вот с той точки зрения, что грешно это или нет? Так и все в жизни оценивала только с религиозной стороны: угодно ли Богу».

Святитель Феофан Затворник считал, что родители должны прививать в своих детях «трудолюбие – тяготение к труду и ненависть к праздности, любовь к порядку …, добросовестную исправность – расположение, не жалея себя, не щадя сил, выполнять по совести все, что требуется».

Не удивительно, что труд рассматривался как богоугодное дело, а трудолюбие как одно из важнейших нравственных качеств. Отсюда и русские пословицы: «Бог труды любит», «С молитвой в устах; с работой в руках», «Богу молись, а сам трудись».

До семи лет дети воспитывались матерями, но с семи лет мальчики переходили под наблюдение отца, передававшего им навыки и умения, которые необходимо было знать крестьянину. Девочкам же трудовые навыки прививались матерями. Особое значение придавалось воспитанию стыдливости и целомудренности. Ведь само слово «невеста» в русском языке означает неведение греха, непорочность, которой христианство придавало почти мистическое значение. Русские свадебные обряды поощряли невесту и ее родителей, если та сохраняла духовную и телесную чистоту. В Казанском крае был широко распространен обычай «посада». Невеста должна была сесть на особое священное место – дежу, но не смела сделать это, если уже потеряла невинность. Если молодая жена оказывалась нецеломудренной, то ей надевали хомут и рваную рубашку. Родителей же прилюдно корили за плохое воспитание дочери и с позором изгоняли со свадьбы.

Православная традиция формировала и отношение русского крестьянства к богатству, которое было весьма своеобразно - восприятие богатства как не столько результата собственных усилий, сколько благодати Бога. Богатство не имело самоценности и тем более, сакрального смысла. Детей учили добиваться «праведным» путем не богатства, а достатка – то есть некоего социально-приемлемого максимума, допустимого (без вреда для души) предела обеспеченности. В тоже время воспитывалось бережное отношение к чужому имуществу. Взять чужое – великий грех: «Пожалей чужое, Бог даст свое», «Лучше по миру собирать, чем чужое брать», «Лучше дать, нежели взять».

Церковь нацеливала родителей на воспитание в детях важнейших для христиан качеств – смирения, уважения к старшим, покорности родительской воле. Свт. Феофан Затворник писал: «Воля родителей, что воля Божия, лицо их – лицо Божие. Кто не чтит их, не покоряется им, отделился от них сердцем, тот извратил свою природу, отпал и от Бога…Чтущий родителей будет всячески заботиться о них и поведением своим радовать их.»

В воспитании своих детей родители руководствовались любовью, но эта любовь должна быть «истинная, трезвенная, разумом управляемая». За плохое воспитание детей родители отвечали перед миром. Ведь и в начале ХХ века крестьянская семья жила в рамках и под опекой сельской общины, которая имела право вмешиваться во внутрисемейные отношения и в случае необходимости регулировать их.

Развод считался неприемлемым. В Новом Завете говорится: «Кто разведется с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от нее; И если жена разведется с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует». К началу ХХ века православная традиция недопустимости разводов несколько поколебалась. По факту жестокого обращения мужей женщины обращались в суд и ходатайствовали о разводах. Справедливости ради надо заметить, что разводы все же оставались достаточно редким явлением. Каждый случай тщательно расследовался Казанской духовной консисторией, которая по возможности пыталась примирить супругов.

Сегодня традиционные представления о родовых задачах семьи и воспитания детей остались в прошлом традиционного общества и молодежи усиленно навязываются модели жизни общества потребления, ставящие во главу угла удовольствие, материальный успех и карьерный рост, правило «каждый сам за себя». Но в этой модели не нашли места крепкие семьи и рождение детей. Может поэтому и следует вспомнить о традиционных семейных ценностях, которые предполагали высокий статус и ответственность мужчины в семье, восприятие ребенка как Дара Господа, за которого родители несли ответственность перед Богом и обществом, акцент на воспитании духовного и нравственного здоровья детей, привитие им трудовых навыков и уважения к старшим.

По материалам Малышевой О.Л.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Православные традиции»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также