2016-08-24T02:05:23+03:00

Коллекция редкостей Казанской Духовной Академии

1842 год ознаменовал начало деятельности Казанской духовной академии (далее - КазДА), которая со временем стала крупным образовательным центром Поволжья
Фото: Никита ПЕРФИЛЬЕВ
Изменить размер текста:

Для достижения подобного статуса помимо прочего требовалось создания научной базы, которая включала в себя обширную библиотеку и ряд естественно - научных и исторических коллекций, которые вследствие развития сформировались в виде отдельных музейных подразделений. На начальном этапе существования КазДА ее библиотека стала местом сосредоточения всего поступающего научного материала, к которому наряду с книгами можно отнести и физические инструменты, гербарии, монеты, разного рода древности. Такой разнородный фонд создавался путем покупки, пожертвований, выписки, передачи из учебных и научных заведений. Так или иначе, способы комплектования можно свести к двум первым видам, на которых базировалась вся собирательская, а также музейная деятельность КазДА.

Традиционно периодичность в истории академий связана с введением регламентирующих уставов. За время существования КазДА смена уставов была неоднократной: 1872, 1884, 1910 гг. Ее результатом стали изменения и в учебной программе. Изначально Казанская академия функционировала в соответствии с уставом 1814 г. По нему наряду с гуманитарными, богословскими, догматическими дисциплинами предполагалось преподавание естественных наук. Согласно следующему уставу 1869 г., введенному в КазДА в 1870 г., их изучение упразднялось. Вследствие такой кардинальной перемены период с 1842 по 1870 гг. является уникальным по отношению к текущей собирательской деятельности академии.

Отчеты Совета академии, в частности, сообщают: «согласно требованиям действующего устава, Казанская академия для ученых и учебных занятий преподавателей и студентов академии» располагает следующими вспомогательными учреждениями:

1. фундаментальной библиотекой,

2. библиотекой рукописей и старопечатных книг, главной составляющей которой являлась библиотека Соловецкого монастыря. В 1854 г. по ходатайству ректора академии Архимандрита Григория (Митькевча) и с распоряжения Св. Синода она была передана в Казанскую академию;

3. учебной библиотекой;

4. физическим кабинетом,

5. коллекциями: зоологической, ботанической, минералогический и нумизматической.

Кабинет редкостей выделялся среди академических коллекций, прежде всего, своей экстравагантностью. Традиция создания подобных музейных собраний в России получила развитие в период царствования Петра I. «Кабинет редкостей» в переводе на немецкий язык означает «Кунсткамера». Первая и самая известная кунсткамера начала формироваться по инициативе императора Петра I. В настоящее время она называется также Музеем антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук и находится в Санкт-Петербурге. Музей является хранилищем большого количества древних артефактов, но наиболее популярно его собрание анатомических аномалий.

Кабинет редкостей Казанской духовной академии был создан для хранения и презентации пожертвованных предметов, представляющих собой музейную ценность. В отличие от других подобных подразделений академии его образование связано с собирательской деятельностью КазДА. Это объясняется тем, что процесс собирательства не предполагает изучения объектов собирания, вследствие чего в сформированных подобным образом музейных подразделениях часто присутствуют предметы случайные, малоценные, подделки, отсутствуют целостность и научная систематика. В свою очередь в академическом кабинете редкостей экспонировались всевозможные необычные предметы: привезенные из путешествий фантастические и экзотические объекты, древние артефакты, природные редкости и просто странные вещи.

Начало коллекции был положено архиепископом Владимиром (Ужинский Василий Кононович), возглавлявшим Казанскую епархию достаточно продолжительное время (1836 - 1848). Архиепископ много сделал для развития академии: ее материального обеспечения, строительства, которое осуществлялась в 1844-1848 гг. Он принимал участие и в формировании академических собраний. В 1844 г. архиепископ передал в дар академии «3 раковины в виде змеиных головок, и 4 каменных груздя, 2 кораллов, рыбку с щетинами, манну в кружечке». Кроме того, он подарил 3 пасхальные восковые свечи, которые были зажжены патриархом в Иерусалиме при схождении благодатного огня. В числе пожертвований были волос из бороды афонского схимонаха Мефодия длиной 2 аршина 6 вершков и солонка в виде овальной рюмки, выточенная из мисцкой соли высотой 3 5/8 дюйма, диаметр длиной 3 ¼ дюйма, поперечный 2 6/8 дюйма. В 1845 г. свияжский архимандрит Мартирий подарил 3 обломка мамонтовых костей. Подобные экспонаты поступили от протоиерея Петропавловской церкви г. Казани В.П. Вишневского. В 1846 г. благодаря пожертвованиям частных лиц интенсивное пополнение кабинета продолжилось. Архиепископом Владимиром (Ужинским) была подарена финиковая ветвь, которая является одним из знаковых атрибутов в христианской культуре.

Епископ саратовский Иаков (Вечерков) передал в дар старинный татарский сосуд, деревянный крест и 4 фрагмента древних сооружений. Сосуд был высечен из камня и украшен различными орнаментами. Предположительно он употреблялся в виде стакана. Крест, покрытый кристаллами соли, найден в окрестностях крупнейшего в Европе соленого озера Эльтон, которое располагалось на крайнем севере Прикаспийской низменности. Длина креста равнялась 1 четверти 2 вершкам, ширина – 1 четверти. Фрагментами сооружений были каменные обломки древних татарских зданий, найденные в Саратовской губернии. Они имели форму изразцов, из которых в старину делают русские печи.

Иаков (Вечерков Иосиф Иванович; 1792—1850), известен как проповедник, борец с расколом, любитель археологии и истории. Преосвященный имел степень магистра С.-Петербургской духовной академии. В 1832 - 1847 гг. он являлся епископом Саратовским и Царицынским, впоследствии архиепископом Нижегородским и Арзамасским. Предисловие к неизданному сочинению Г.С. Саблукова «Описание кипчаксих монет», составленное А.А. Лебедевым, посвящено его активной научной деятельности. В частности, автор писал: «Среди археологов – любителей и собирателей материалов по истории, этнографии и статистики Поволжья одно из видных мест справедливо занимает Иаков (Вечерков), епископ саратовский (1832 – 1847), а впоследствии архиепископ нижегородский (1847 – 1850). Это была личность безусловно выдающаяся, как в научном, так и в административном отношениях. Интересуясь решительно всем, что так или иначе касалось его, Иаков был хорошим администратором, видным проповедником (об его проповедях по свидетельству современников, в свое время много говорили) и, хотя не всегда удачным, миссионером».

Его научная деятельность заключалась в накоплении и изучении различных, главным образом, исторических материалов по археологии, истории Поволжья, истории раскола и сектантства, а таксе храмов Саратовского края.

Возглавляя саратовскую епархию, преосвященный Иаков инициировал сбор местным духовенством сведений о прошлом Поволжья. «Саратовское духовенство и само, интересуясь родной стариной, исполнило желание епископа Иакова (должно заметить, что старательность и тщательность, обнаруженная духовенством в собирании сведений, дают знать, что здесь было не одно простое исполнение архиерейского приказа, а и проявление симпатии к своему краю)». Собирательская деятельность активно осуществлялась и заключалась в доставке сведений по истории раскола и сектантства, записи произведений народной словесности, изучении рукописей, иногда очень ценных в научном отношении; осуществлении раскопок курганов, выявлении предметов древности и т.д. Со временем был создан уникальный фонд для изучения прошлого Поволжья, который, вследствие разных неблагоприятных обстоятельств, не удалось сохранить».

Процесс целенаправленного собирания различных памятников истории и культуры, организованный преосвященным Иаковом, привел к созданию коллекций духовных семинарий. «Предметы древностей помещались при архиерейском доме в Саратове, а затем они были переданы в саратовскую и нижегородскую семинарии, где составили музеи древностей и минц-кабинеты.» На момент написания очерка в Саратове от коллекции сохранились лишь монеты, а остальное исчезло.

В 1846 же году профессор КазДА соборный иеромонах Антоний пожертвовал еврейские хранилища (греч. «филактерии») - кожаные коробочки с текстами, надевавшимися иудеями на лоб и на левую руку во время молитвы. Диакон Петропавловской церкви г. Казани П. Ивановский передал в кабинет редкостей окаменелости, обнаруженные в окрестностях города.

Ценностью и своеобразием отличался «дар, приносимый Казанской духовной академии от трудов унтер-шихмейстра Бояринова» в 1847 г. Он состоял из двух позолоченных слепков с золотых самородков. Сами самородки были найдены «на Царево – Александровском руднике в округе Златоустовской слободы собственными трудами Благословенного Александра во время посещения Урала» в 1824 г. Вес одного из них достигал 7 фунтов 92 зол.

В 1850 г архиепископ нижегородский и арзамазский Иаков (Вечерков) подарил в академию медный сосуд с верхушкой в виде цветка, который в качестве артефакта поступил в кабинет редкостей. В 1854 г. по ходатайству С. Гремяченского Совет академии разрешил приобрести по каталогу Швабе модели человеческого сердца (20 руб.) и человеческого уха (45 руб.) сделанные из папье-маше. Эти предметы были внесены в каталог рассматриваемого подразделения. В 1858 г. протоиереем В. Мохов передал в кабинет погремушку, применяемую японскими бонзами во время шествия для жертвоприношения. В 1859 г. руководство Ставропольского шелкопрядильного училища прислало в КазДА ящик с тремя пасмами размотанного шелка и с несколькими шелковичными коконами.

Кроме частных вкладов коллекцию кабинета увеличивали вещи и предметы, переданные, в частности, из духовных консисторий. Так, в 1855 г. из Оренбургской Духовной Консистории по распоряжению Св. Синода были присланы калмыцкие вещи. В среде бытования они использовались для ведения соответствующих религиозных служб. Экспонатами становились предметы, отобранные у раскольников. Они поступили в 1856 г. также по распоряжению Св. Синода.

В целом, фонд кабинета редкостей насчитывал 55 экспонатов в 114 экземплярах. Он был образован из раритетов и вещевых источников, представлявших собой рукотворные предметы утилитарного назначения. Основу фонда составляли предметы второго вида. В соответствии с музейной классификацией предметов можно выделить несколько групп экспонатов обозначенного академического подразделения: палеонтологические находки, археологические артефакты, предметы материальной культуры, атрибуты религиозного культа.

Основная часть фонда рассматриваемого кабинета была сформирована из вещевых и изобразительных источников, представленных в единичном экземпляре. Одним из ценных экспонатов являлось малахитовое яйцо диаметром около 2 дециметров. Предположительно оно было выточено из цельного малахита. Большинство выявленных экспонатов служили атрибутами разных религиозных культур. Так, венчик с шелковичными концами использовался во время буддийских обрядов. Ложки из разных пород дерева в количестве 3 экземпляров вырезаны мастерами острова Бали. К изобразительным источникам относилось, например, изображение на тафте тибетского Далай-Ламы Джазах с тибетской надписью, окаймленная темной материей. Размер полотна составлял 2 четверти с вершком в длину и около 2 четвертей в ширину.

Предметы и атрибуты религиозного культа, как было указано выше, были переданы духовными консисториями. Данный комплект экспонатов по тематическому признаку был подразделен на две группу, представлявшие религиозную культуру старообрядчества и буддизма. Атрибуция предметов буддийского культа осуществлялась ученым, востоковедом Г Гомбоевым, который в 1850 г. был приглашен в Казанскую духовную академию для занятий со студентами по разговорному монгольскому языку. Согласно составленной им описи коллекция включала в себя 95 вещевых, письменных источников и книг, «отобранных у калмыков Кулевчинской станицы их приходским священником Иоанном Колокольцовым». В ней насчитывалось 69 печатных и рукописных тетрадей, а также 15 книг в переплете из досок, который являлся прообразом книжного переплета, сделанным из двух раскладывающихся деревянных крышек. Имелась также книга в кожаном переплете. К письменным источникам относились «листки, носимые на шее», выполнявшими роль талисмана. Они изготовлялись из куска бумаги или материи, на котором нанесены тексты молитв и заклинаний. Сложенный текст обшивался кожей и носился на шнурке на шее. Атрибутами буддийского культа являлись колокол (хонхо), употребляемый при богослужении; 2 звонка для призвания духов (дмашик), которые носили на ремешке; большой и малый футляры для священных изображений, носимых на шее (го) и футляр с истуканом, сделанные из меди. Ценным экспонатом являлся священный скипетр, символизирующий в буддизме высшую власть. В числе переданных предметов были также 3 связки деревянных досок (самбарь). Их использовали вместо аспидных досок, на которых писали грифелем. Кроме того, из аспидных досок изготовляли столешницы.

Небольшая коллекция старообрядческого быта была передана в Казанскую академию согласно по указу Св. Синода на имя Высочайшего Григория в 1856 г. Она состояла из вещей и предметов, изъятых у крестьян при поимке раскольника Ситникова. Основная часть коллекция была представлена элементами русского костюма, так как в старообрядчестве незыблемым было требование носить одежду старинных образцов. Одежда старообрядцев отличалась преобладанием темных тонов, сохранением архаичных деталей кроя и способов ношения. Ее шили из льняных, конопляных и шерстяных тканей домашнего изготовления. Среди поступивших вещей насчитывалось 8 волосяных черных воротников с красною оторочкою, 4 черные коленкоровые накидки и 10 черных колпаков, затянутых сверху; 6 бумажных и 4 холщовых наголовников, а также 4 черных наголовника какого-то особого края, хвостами позади. Данный вид женского головного убора относился к деталям старинного русского костюма и представлял собой платок с рожками. В единичном экземпляре были получены черный пеньковый передник, черный холщовый платок, волосяной черный воротничок. Спустя некоторое время одежда была исключена по причине негодности. При их личном свидетельствовании ректором академии все оказалось изъеденным молью.

Один из разделов кабинета редкостей был посвящен геологическому прошлому Земли и образован из экспонатов мамонтовой фауны и палеонтологических окаменелостей в виде остатков жизнедеятельности организмов, принадлежащих прежним геологическим эпохам. Кости древних животных значились среди первых поступлений данного музейного подразделения. В основном, это были археологические находки, обнаруженные на территории казанского региона. Среди экземпляров, которые удалось исследовать, встречались ископаемые мамонтовые кости, в том числе, клык в 24 аршина, две кости, составляющие рог длиною 7 вершков и одна, являвшаяся фрагментом бедренной кости. В фонде имелись два продолговатых зуба мамонта темно-коричневого цвета. Один из них был цельный длиною 4 вершка, а другой в трёх частях.

Этап формирования кабинета редкостей завершился в конце 1850-х гг. В последующем пополнение фонда прекратилось. После реформирования в 1872 г. кабинет редкостей наряду с нумизматической и минералогической коллекциями остался в академии, но как музейное подразделение был упразднен. Его фонд стал частью собрания, хранившегося в библиотеке.

По материалам Лобачевой Е.Э.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Православные духовные ценности»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также