Происшествия11 сентября 2012 12:30

В Казани судят «чутких и деликатных» экс-участковых ОП «Дальний»

Приволжский районный суд столицы Татарстана заслушал показания свидетелей

Сегодня в Приволжском районном суде Казани началось рассмотрение дела в отношении экс-участковых ОП «Дальний».

Стоит напомнить, что первоначально Ильшат Гарифуллин и Рамиль Нигматзянов пошли на сделку со следствием и согласились на рассмотрение дела в особом порядке. По-сути это означало, что они признали свою вину и оспаривать ее не собирались. Однако неделю назад экс-полицейские отказались от своих слов и настояли на рассмотрении дела в общем порядке. Защита участковых намерена оспорить, некоторые из пунктов обвинения.

Родственники попросили миллион за страдания

Рассмотрение дела было назначено на 11:00 утра. Участники процесса появились в зале примерно за 7-8 минут до начала. Ильшата Гарифуллина доставили под конвоем – он находится под арестом, Рамиль Нигматзянов пришел сам – его отпустили под подписку о невыезде.

Перед началом процесса адвокаты подсудимых попросили журналистов не снимать их подзащитных до появления судьи и решение вопроса о съемке.

- Должна быть хоть какая-то этика, - заметил один из адвокатов.

На это замечание многие, присутствовавшие в зале, улыбнулись.

Само заседание началось с заявления брата погибшего Сергея Назарова, Игоря, который попросил суд приобщить к делу ходатайство с требованием взыскать с экс-участковых миллион рублей.

- С каждого по 500 тысяч рублей, - уточнил Игорь Назаров, выступающий в этом деле в роли потерпевшего. - Это должно компенсировать наши моральные страдания.

После этого брата погибшего вызвали на место свидетеля, где он в подробностях рассказал события последних дней жизни Сергея Назарова.

- В тот день 9 марта я был на работе. Мне позвонила мама и сказала, что Сережа ушел из дома и больше не возвращался. Я сказал, что, как только вернусь, будем его искать, - Игорь Назаров сделал паузу, ему явно нелегко дается восстановления полной картины тех дней, и продолжил. - Нам удалось выяснить, что Сергей находится в «Дальнем». Там нам сказали, что он действительно находится в участке, но решение об освобождении должен принять начальник отдела, а его не было на месте. Сказали придти 10 числа. Но в тот день нам позвонили из больницы и попросили приехать. Когда мы с мамой туда приехали, Сережа был на операции. Нам не сразу все пояснили. Затем вышел врач и рассказал, что «вашего брата изнасиловали бутылкой шампанского в полиции». Мать в слезы, начала скандалить. Потом я вернулся в отдел, попытался выяснить у Ефремева (тогдашний начальник «Дальнего» - прим. авт.), что случилось. Он ответил мне, что «толком ничего не знает». После этих слов я отправился в Следственный комитет, где написал заявление.

Тут Игорю Назарову потребовалась еще одна пауза. Он выдержал несколько секунд и пересказал свою беседу с врачами 18 горбольницы, куда доставили Сергея.

- Врач сказал, что все очень сложно. Все внутренние органы были порваны. Возможно заражение. Дали 70 на 30 процентов, что брат не выживет. А на следующий день врач позвонил и сказал, что Сережа скончался, - закончил свой рассказ Игорь.

После этого мужчине задали еще несколько уточняющих вопросов. Брат уточнил, что Сергей Назаров был судим пять раз, в последние годы проживал с гражданской женой, не работал и сильно болел.

Свидетели назвали участковых отличными профессионалами и хорошими людьми

Следом за Игорем Назаровым в зал суда по очереди были приглашены четверо свидетелей. Двое из которых оказались жителями района, а двое - бывшими сотрудниками ОП «Дальний». Все, как они заявили, что экс-участковых могут охарактеризовать с положительной стороны. Из показаний Ильгиза Мухаметзянова:

«С Ильшатом мы были приятелями. Я ходил к нему отмечаться. Так как освободился условно досрочно. Иногда помогал ему в работе. Свидетелем там побыть или вместе по квартирам пройти. В те дни, когда все произошло, мы с ним не встречались. Ильшата могу охарактеризовать с положительной стороны, как человека и сотрудника. С людьми он разговаривал вежливо. Нигматзянова видел в опорном пункте, но отношений с ним не поддерживал».

В свою очередь экс-сотрудник ОП «Дальний» Шамиль Салахов, находившийся 9 марта на дежурстве, также отметил положительные качества подсудимых.

- Когда Назарова привели в отдел, я был на выезде, поэтому я не помню, кто составлял протокол. Да, я в тот день дежурил и все то время, что я был в отделе, Назаров находился в камере. Однажды попросил меня вызвать «скорую». Пожаловался на болях в сердце. Врачи приехали, но телесных повреждений на нем зафиксировано не было. В беседах со мной Назаров не высказывал претензий в отношении участковых. Обоснованность его задержания была проверена до меня. Там все нормально было. У меня не было оснований не верить сотрудникам полиции. Что касается характеристик участковых, могу сказать, что Гарифуллин – отличный человек и сотрудник. Лучше него участкового не было. Нигматзянов – участковый знающий свое дело. Нареканий со стороны руководство в его адрес я не слышал, - рассказал суду Шамиль Салахов.

Затем место Салахова в суде занял бывший начальник участковых Ананиадис. В то время он был заместителем начальника ОП «Дальний».

- Когда Сергей Назаров пришел в опорный пункт он признал, что украл только шоколадку и просил его отпустить. Кражу телефона отрицал. Был свидетель, который показал, что Назаров в тот день был в магазине, - отметил Ананиадис. - Гарифуллин и Нигматзянов работали хорошо. Замечаний к ним не было. Ни от руководства, ни от населения.

Последним в первый день рассмотрения дела выступил Саяр Булатов. 6 марта он и Сергей Назаров вместе выпивали. Водку они купили в том самом магазине, у продавщицы которой пропал телефон. Свидетель подробно остановился на событиях того дня. Друг Назарова, по – сути, был одним из последних, кто видел его в «Дальнем».

- Сергея я знаю хорошо. Мы знакомы уже лет 15. Рядом жили, - поведал суду Саяр Булатов. - 9 марта мне позвонил Гарифуллин и сказал придти в отдел. Там мне неоднократно прокручивали запись. Мне говорили, что мы вместе телефон продали, что он мне трубку передал, но я его даже не видел. Угрожали мне, что «закроют» если я не могу вспомнить, мол, вместе с Назаровым посижу, вспомню. Потом меня все-таки отпустили. Когда выводили, я увидел Назарова в камере. Он придерживал штаны, взгляд у него был отрешенный. Мне он ничего не сказал.

- А что вы можете сказать об подсудимых? - поинтересовались у свидетеля.

- Гарифуллин чуткий и деликатный участковый. Таких я не видел, - ответил Булатов.

Вместо эпилога

Опрос свидетелей занял примерно полтора часа. После этого суд принял решение сделать перерыв до следующего дня. Рассмотрение дела экс-участковых «Дальнего» продолжится в среду 12 сентября.

Дословно

По словам официального представителя СК России Владимира Маркина, вина подсудимых доказана полностью.

- В ходе следствия было допрошено более 200 свидетелей, проведено 87 экспертиз, - сказал «Комсомолке» Владимир Маркин. - Под давлением улик участковые Ильшат Гарифуллин и Рамиль Нигматзянов признали свою вину и подписали досудебное соглашение. Это могло смягчить приговор. То, что подсудимые в последний момент отказались от своих показаний и фактически расторгли досудебное соглашение, это только их проблема.