Происшествия20 июля 2012 18:32

Руководство «Идель-Хадж»: У нас были разногласия с ДУМ, но это не смертельный случай

Единомышленники подозреваемого Рустема Гатауллина считают, что он не виновен в покушении на Муфтия Татарстана

«Комсомолка» встретилась с генеральным директором «Идель-Хадж» Аязом Мингалеевым и выяснила, что делила с духовным управлением мусульман республики компания, председатель совета директоров которой Рустем Гатауллин задержан по подозрению в причастности к покушению на муфтия.

- Когда вы в последний раз разговаривали со своим руководителем?

- Мы созвонились с Рустемом Роевичем сразу после покушения на лидеров ДУМ. Не помню о чем говорили, оба были в шоке. Не укладывается в голове, что такое могло произойти в нашей республике. Мы тут же созвонились с руководством духовного управления и предложили свою помощь.

- Что за человек Рустем Гатауллин?

- Он самый настоящий интеллигент. Из династии врачей, кандидат медицинских наук. То, что сейчас происходит, с ним абсолютно не клеится. Мы все надеемся, что следствие разберется и найдет настоящих убийц, которые так хладнокровно расправились с нашими лидерами.

- Следователи полагают, что между «Идель-Хадж» и ДУМ произошел финансовый конфликт, это так?

- Никаких долгов у нас перед ДУМ не было. Рустем Роевич никогда не относился к организации хаджа, как к обогащению. Более того, в прошлом году компания закончила год с убытками. Никакой прибыли мы не получили. Понимаю, что это не вяжется с идей развития любой коммерческой организации, но хочу подчеркнуть, что для Рустема Роевича хадж был отдушиной. Поэтому говорить о финансовых разногласиях нельзя. Для заработка у него были другие направления бизнеса.

- Тогда объясните каким образом проходило ваше сотрудничество с ДУМ?

- Управление выделяло нам квоты. Мы брали на себя организационные вопросы – транспорт, гостиница, логистика. Вся религиозная часть была прерогатива ДУМ и никто это не оспаривал. У нас есть договор, где все четко прописано, кто и за что отвечает. По нему духовное управление назначает руководителей хаджа. Готовит их. Объясняет кому можно бывать на проповедях, а кому нет. В прошлом году в хадж отправились 1200 человек.

- И все-таки разногласия у вас были?

- Были разногласия по некоторым руководителям. Были имамы в которых муфтий сомневался. Кого отправлять, кого не стоит. Вместе мы ставили в рамки этих руководителей, чтобы они проводили хадж по специально изданной книге. Почему мы этих руководителей не отвергли? За ними были по 80 человек. Это имамы, которым люди доверяют. Если бы мы от этих людей отказались, получилось бы деление народа. А так они всегда находились под нашим контролем. Все было в рамках. Без разногласий по религиозным вопросам.

- Что изменилось в этом году?

- В этом году муфтий хазрат назначил ответственным за хадж начальника международного отдела ДУМ республики. Нам предложили выступить в роли агентов. Но мы отказались. Подумали, пусть сначала опыта наберутся. К нам-то люди приходят, как к известным специалистам, а если мы передадим их руководителю, который ни разу не совершал хадж?! Брать на себя такую ответственность мы не готовы. Нам же люди тогда просто в лицо плюнут. Скажут: «вы нас набрали, а потом за агентские куда-то продали». За коврижки какие-то. Я сказал: «Илдус хазрат, за коврижки мы не будем так работать». Нам сказали: «Вы или агенты, или...» Вот так. Переговоры шли до последнего. Мы надеялись, что разрешится вопрос положительно. Но все в итоге закончилось скандалом. Но это не смертельный случай, чтобы вот такие вещи совершать. Ведь вся эта история в итоге полностью против нас обернулось.

- Как вы считаете, как Рустем Роевич мог оказаться в одной компании с другими задержанными?

- Все это просто не клеится. У них нет абсолютно ничего общего. Их пути никогда не пересекались. У них нет ничего общего. Лично я знаю Мурата Галеева (один из задержанных, - прим. авт.). Вместе с ним, с Валиуллой хазратом (убитым, - прим. авт.) мы работали долгое время. Да, бывает, что люди спорят, но не такой же результат из этого должен вытекать. Арестованные - не убийцы. Не представляю, кто в этой всей истории рыбку ловит. От всего происходящего становится противно и гадко. Раньше такого не было никогда.