Премия Рунета-2020
Казань
+12°
Boom metrics

Капитан «Дунайского-66»: «Про крушение «Булгарии» узнал вечером из новостей»

Александр Егоров прислал в редакцию «КП» письмо, в котором объяснил, почему он не помог тонущим пассажирам «Булгарии» [эксклюзив "КП"! фото]
Источник:kp.ru

Я - капитан судна «Дунайский-66». Хочу искренне выразить сочувствие семьям погибших и пострадавших в результате крушения пассажирского теплохода «Булгарии». Скорблю вместе со всеми в связи с данной трагедией.

Мне важно самому разъяснить, прежде всего для родственников погибших и пострадавших, все свои действия в этот трагичный день 10 июля 2011 г. Каждый неравнодушный сможет сам составить свое мнение о правильности, неправильности моих действий.

Рассказываю о себе, экипаже, судне т/х «Дунайский-66», событиях 10 июля 2011 г.

Мне 54 года. Женат, имею двоих взрослых сыновей, внуков. Вся наша семья — речники, работаем на речном флоте. Мой родной брат — также капитан теплохода. Мой трудовой стаж речника 32 года, работаю с 1979 г. В 1994 г. стал капитаном, управлял разными судами. С апреля 2011 г. назначен капитаном теплохода «Дунайский-66». В настоящее время я являюсь капитаном 5-й группы и механиком 5-й группы, что является высшей категорией в нашем речном деле. За время работы не имел взысканий, имею неоднократные поощрения.

Как капитан судна «Дунайский-66» я несу ответственность за все на вверенном мне теплоходе. Отвечаю за теплоход, экипаж, действия.

Мой экипаж — 8 человек, со мной — 9. В нашем экипаже трудятся в том числе две женщины. Данная комплектация является минимальной для судна нашей категории.

Судно «Дунайский-66» состоит из теплохода и двух барж, которые расположены и двигаются впереди теплохода. Общая длина судна 270 м. На судне существуют спасательные средства: одна шлюпка без мотора, вместимость 10 чел, один спасательный прибор, пять спасательных кругов, шестнадцать спасательных жилетов.

"Дунайский 66" прошел мимо тонущих пассажиров "Булгарии"

"Дунайский 66" прошел мимо тонущих пассажиров "Булгарии"

10 июля 2011 г. наше судно «Дунайский-6» выполняло рейс: г. Елабуга — п. Бузан (около Астрахани). Вышел 9 июля 2011 г. из Елабуги. Двигался по судовому ходу (примерно в 3 км от берега). Ход т/х «Дунайский-66» был вниз по течению, как выяснилось позже, навстречу шедшим вверх по течению, также мне навстречу соответственно теплоходов: Булгарии, Арбата, Арабеллы (шли из г. Болгар).

В рамках следствия я подробно и объективно изложил обстоятельства, события 10 июля. Также готов раз пояснить основные моменты моих действий и команды 10 июля 2011 г.

10 июля 2011 г. пройдя буй № 83, увидел навстречу мне идет теплоход «Арбат». Капитан «Арбата» сообщил мне, что в районе осевого буя № 82 заметил непонятные плоты. Попросил меня обратить на них внимание. Особого значения данному сообщению я не предал, так как не было сигналов бедствия или других оповещений о катастрофе. В 14.25, проплывая возле поворотного осевого буя № 82, рубка капитана поравнялась с местом, где на воде виднелись два плота. Видимость была плохая, шел дождь, высота волны была не менее метра, цвет плотов я не разобрал. Я сбавил ход, пытался с экипажем разобраться, разглядеть. Далее двое моих мотористов доложили мне, что похоже слышны голоса. Дальше я заглушил двигатели, включил тревогу — человек за бортом, экипаж убежал расчехлять спасательную шлюпку (занимает 15 мин., снять чехол, металлический каркас, спустить с помощью подъемников на воду, положить в шлюпку дополнительные спасательные приборы). Судно наше по инерции продолжало движение. В этот момент я увидел приближение т/х Арабелла, вышел с ее капитаном на связь. Доложил ему об увиденном, но сам я не представлял в тот момент, что это могло быть, масштаб бедствия, количество людей, терпящих бедствие. В связи с тем, что мне опасно было спускать шлюпку на воду, долго, так как теплоход еще двигался по инерции, на основании того, что «Арабелле» нужно было 15 мин, чтобы подойти к плотам, было принято совместное решение, что т\х «Арабелла» подойдет сам к плотам и окажет им помощь, а в случае необходимости привлечет меня, скоординировав мои действия. Что он благополучно и проделал. Я увел свое судно на безопасное для «Арабеллы» и плотов расстояние, чтобы баржи не снесло на них и стал ждать указаний от капитана «Арабеллы», взявшего командование спасательной операцией на себя. Не получив сигналов с «Арабеллы», увидев, что она завершив действия на месте плотов, отходит, я также завел двигатели и направился далее по маршруту. Про крушение «Булгарии» узнал вечером из новостей.

Спасательные шлюпки для несчастных людей спустил экипаж "Арабеллы"

Спасательные шлюпки для несчастных людей спустил экипаж "Арабеллы"

Фото: ВКонтакте

Хочу акцентировать внимание на следующей информации, для тех, кто считает, что я мог сбросить спасательные средства для терпящих бедствие на ходу. Это было невозможно и нецелесообразно, т.к. плоты были на расстоянии 500-600 м сбоку от нас, от капитанской рубки, а баржи уже ушли вперед, когда мы заметили плоты и начали тормозить, расстояние далее только увеличивалось. Тормозной путь груженного судна не менее 2 км. Повернуть все судно ближе к месту плотов нельзя, сильный встречный ветер сносил баржи на плоты, мог передавить всех. Единственный вариант — отойти нам дальше, расстыковаться с нашими баржами, заякорить их, подойти к плотам на одном теплоходе. Что по времени заняло бы не менее 1 часа. У меня на судне было минимальное количество экипажа. Если отправлять их на шлюпке, то и они были в опасности из-за шторма и судно «Дунайский-66» осталось бы без экипажа, следовательно без возможности маневрировать и производить любое действие. В это время спасательная операция с участием т/х «Арабелла» была уже закончена.

16 июля 2011 г. я был задержан непосредственно на т/х «Дунайский-66» полицией г. Волжский (вблизи г. Волгоград), группой из 15 человек. Изъяли всю документацию с т/х «Дунайский-66». Я не смог завершить рейс, в настоящее время наше груженое судно на работающем двигателе стоит вблизи г. Волгоград. Организации, связанные с перевозкой груза, который находится сейчас на судне «Дунайский-66» несут колосальные убытки. Мне понятна позиция следствия, что необходимо изучить данные документы, но, судно «Дунайский-66» в настоящее время не может продолжать движение без документации.

Капитан  «Дунайского-66»: «Про крушение «Булгарии» узнал вечером из новостей»

Капитан «Дунайского-66»: «Про крушение «Булгарии» узнал вечером из новостей»

Фото: из личного архива

Мне горько и больно от того, что общественность может думать, что я сознательно мог оставить в беде людей с затонувшего теплохода «Булгария». Это не возможно. Я уверен ни один речник не бросит человека, людей в беде. У речников есть понятие братства и не писанных нравственных законов. Сам я неоднократно оказывал помощь на воде: судам, людям. Если бы не было рядом более эффективной «Арабеллы», я бы делал что мог для людей, терпящих бедствие.

В отношении меня ведется следствие.

Давая данное интервью, не ставлю перед собой задачу оправдаться. Более того, я без конца прокручиваю события 10 июля 2011 г. и мои действия. Думаю, что можно было сделать по другому. Понимаю, что в целях эффективного спасения пострадавших, мои действия верные, я не думал о том — как буду выглядеть потом. Хотя сейчас я слышу мнения, высказываемые разными источниками, что если бы я просто сбросил на воду все спасательные средства и их нашли бы в районе крушения т/х «Булгарии», с меня подозрения были бы сняты. Но я принял оптимальное решение, дабы избежать столкновения с т/х Арабеллой и не создавать опасности для плотов, убрать свое судно с места проведения спасательных мер.

Я слышу новости, понимаю резонанс дела по погибшей «Булгарии». Мои действия 10 июля 2011 г. все на виду. Лица, что будут вершить мою судьбу оценят доказательства моей вины по уголовному делу, возбужденному в отношении меня, на основании своего внутреннего убеждения. Считаю, что своими действиями 10 июля 2011 г. я избежал большого ущерба от крушения т/х «Булгарии». Возможно существовали действия, которыми я мог помочь терпящим бедствие, но мой опыт ничего лушего из того, что я сделал в сложившейся ситуации мне не подсказал. Из получаемой по трагедии информации, у меня сложилось впечатление, что люди, которые были на воде спаслись, погибли те, кто не смог выбраться с т/х «Булгарии». Прошу прощения у родственников погибших и пострадавших если своими высказываниями в данной статье причинил им страдания.

С уважением, капитан т/х Дунайский Егоров Александр Павлович. 23 июля 2011 г.