Премия Рунета-2020
Казань
-14°
Boom metrics

Экс-капитан «Булгарии»: «Инякина не давала денег на ремонт и задерживала команде зарплату»

Евгения Миняева уволили после того, как он отказался вести неисправное судно в рейс
Источник:kp.ru

На «Булгарии» капитан Евгений Викторович работал четыре года назад. Тогда теплоход назывался «Украина», и технические проблемы у судна уже были.

- Я принял это судно в 2007 году, в течение месяца мы его восстановили. А проработал я на нем всего 2, 5 месяца и все это время я конфликтовал с арендаторами по поводу финансов и технического состояния.

- А что Вас не устраивало?

- Техническое состояние судна, и зарплата, которую нам не выплачивали. Говорили - завтра- завтра. Я им говорю «мне надо запчасти для машины», а они – «Завтра. Ты как нибудь сходи в рейс, а завтра ты получишь». Я прихожу из рейса, а мне тоже самое говорят – «ты еще раз сходи в рейс, а завтра ты все получишь. Все будет хорошо». И пока я работал, я воевал. Говорил - пароход не пойдет! Сажал туристов на борт и не выходил в рейс. И они сразу находили зарплату и все- все находили, тут же привозили. Третий раз я пришел из Астрахани, а на берегу уже стоял другой капитан. Мне Светлана Инякина ничего не сказала, не объяснила. Сказала только – «вы нас не устраиваете как капитан» и все. Я даже микроинфаркт тогда получил.

- Со Светланой Инякиной тогда значит работали?

- Да, тогда фирма называлась «Волгатур». Работала Света, которую арестовали, и еще самарские ребята, Сережа его звали. Ребята мне сказали, что он сейчас в розыске. Света, в принципе, мало что решала. Она мне все время хвасталась, что за ней стоят другие люди, а она просто как бы исполняет. Люди которые не хотят светиться, то есть спонсоры. Она мне часто говорила: «У меня очень большие спонсоры, я все могу».

- А ее муж с ней вел бизнес?

- Они вместе стали жить года три назад. Это ее бывший водитель. Ни у него, ни у нее нет специального образования. Получается, управляют речным транспортом люди, которые далеки от флота. Все руководители никакого отношения не имеют к транспорту. Их задача как можно больше содрать денег, а на техническую сторону, на безопасность плавания они плюют. Хозяин этого теплохода «Камское речное пароходство», туда относится и судоремонтное предприятие, на котором зимовал теплоход. Ремонт «Булгарии» делали чисто косметический. Я не знаю, как они сдавались контролирующим органам весной, но без лицензии его вообще не должны пустить даже в надзорно-речном транспорте.

- А что в техническом состоянии «Булгарии» было не так еще в 2007 году?

- Двигатели …не могу сказать, что совсем были неисправны, но то-тут появлялась неисправность, то-там. Генераторы. Там ведь как работает: двигатель дает ток генератору, генератор дает ток электромотору, электромотор идет уже на винт. Два двигателя были в таком состоянии, генераторы никудышные. Мои люди их кое как восстановили. Но они все равно были не в отличном, а в удовлетворительном состоянии. Пароход на них мог выйти. Я думал за навигацию я его хоть чуть-чуть сделаю, чтоб продлить срок службы. Смог бы, если бы были запчасти. Мои механики из машины тогда не выходили. Один двигатель ремонтируют – на другом судно идет. Мы из-за этого в график не укладывались: должны в город прийти, а я прихожу в тот момент, когда я уже должен уйти. Я на 5, 6, 7 часов опаздывал.

- Евгений Викторович, сколько Вы уже работаете в речном флоте?

- Я начинал на таком же однотипном теплоходе в 72-ом году матросом, потом штурманом. А с 1978 года работаю в капитанской должности. Работал и в речном надзоре - это ГАИ на реке, и капитаном наставником, и замдиректора по безопасности плавания. И везде было давление, чтоб пароходы ходили! Я всё время начальству говорил: «На что мы потратим деньги лучше? На теплоход, чтобы он ходил, и нам спокойно было спать? Или мы взятку дадим, что-то заштопаем, но он не будет ходить». А руководство мне на это говорит – «Ты работать не хочешь. Пароход должен приносить доход!».

- Получается, на Вашей памяти «Булгарию» ни разу толком не ремонтировали?

- Раньше был специализированный завод, куда мы присылали пароходы, их делали от и до, каждые пять лет он должен проходить средний ремонт. Это значит надо поднять пароход, проверить корпус, проверить винты, рули, двигатели, генератор. Ремонт за зиму только сделать успевали. А сейчас за месяц судно готовят. И ребята, которые на «Булгарии» погибли, тоже за месяц ее делали. Вы не знаете, сколько людей там поменялось капитанов? За эти 4 года - 5 капитанов! И механиков. Полностью экипаж менялся. Если б на обычной машине каждые 2 месяца водителя менять, то она быстро в негодность придет. Мне еще повезло, у меня был бывший капитан, который 30 лет на этом корабле работал, вторым штурманом работал (Владимир Иванович Назаров погиб при крушении «Булгарии», -прим. авт.). Вот он знал на этом судне все, каждый гвоздик. Сразу мне показал изъяны, которые надо в первую очередь сделать. И были запасы запчастей советские. Они кончились. И ничего не делали. Делали только косметический ремонт – покрасят, помажут, напудрят, вроде снаружи красиво. А внутри всё…

- Значит, Светлана Инякина в ремонт судна не вкладывалась?

- Стоит ли ее за это судить, я не знаю. Она старалась, но у нее постоянно не было денег. Куда они у нее уходили, я не знаю. Она в то время держала на «Булгарии» в основном ресторан, давала ресторанным сотрудникам зарплату. Но увольняла меня она, она же привела нового капитана.

- Что же, на Ваш взгляд, стало причиной крушения теплохода?

- Думаю, тут сложились 5 факторов. Недостаточное количество топлива. Его слили в один бак, который на одной стороне. Им топлива всегда давали мало, они поэтому летом с креном шли.

Второе - наличие на верхней палубе пассажиров. Был дождь и ветер, люди перебежали на один борт, усилился крен, и капитан попытался его выправить, чтоб поставит на ветер. Получилась циркуляция и от нее крен еще больше. А иллюминаторы могли быть открыты, вода в них хлынула. И это все в совокупности перевернуло теплоход, и он ушел ко дну.