2016-07-14T10:30:19+03:00

Анатомия курортного романа глазами актера Дмитрия Исаева

Как провести свой отпуск так, чтобы потом ни о чем не жалеть

00:00
00:00

В роли чудовища-мужчины на радио КП сегодня выступает актер театра и кино Дмитрий Исаев. О том, что такое правильный курортный роман, его пытают красавицы Дарья Завгородняя и Елена Афонина.

Афонина:

- Как всегда в это время, с вами программа «Красавицы и чудовище». А это значит, что красавица Дарья Завгородняя и я, Елена Афонина, с вами. А кто же у нас сегодня в роли чудовища? Мне очень нравится, что в нашу программу мы обычно приглашаем мужчин, которые для многих являются просто идеалом мужественности, красоты, обаяния. А потом выясняется, что все-таки в каждом, даже самом обаятельном и прекрасном мужчине скрывается чудовище. Наверняка такой же зверь скрывается и в нашем сегодняшнем госте. А с нами в студии актер театра и кино Дмитрий Исаев. Дмитрий, признавайте, вы себя чудовищем считаете?

Исаев:

- Разумеется, конечно.

Афонина:

- Редкий человек.

Завгородняя:

- Обычно когда красивый мужчина, он всегда говорит: я чудовище, я скотина, я сошлю себя в Воронеж, в Елец.

Исаев:

- Не дождетесь. Нет, ни в коем случае. За МКАД вполне достаточно.

Афонина:

- То есть посыпать голову пеплом, каяться в своих грехах, разбитых сердцах, поклонницах, которые не смогли приблизиться к вам для получения автографа, вы сейчас не будете?

Исаев:

- Да что вы, это не про меня вообще.

Афонина:

- Тогда в чем же вы чудовище-то?

Исаев:

- Это уже более глубокое постижение.

Афонина:

- А вместе с нашим сегодняшним «чудовищем» мы будем, как всегда, обсуждать и тему, которая нас очень взволновала. Сегодня мы решили поговорить об анатомии летней любви или курортного романа. Но возьмем тему шире. Знаешь, Даша, когда речь заходит о курортных романах, почему-то все сразу поднимают руки вверх и говорят: ну что вы, в моей жизни курортных романов не было.

Завгородняя:

- И врут, конечно. Я, например, абсолютно убеждена: курортные романы необходимы нашим гражданам и особенно гражданкам. Дмитрий, открою вам тайну. Многие женщины, коих в нашей стране 54%, в отличие от мужчин, которых 46, они вообще не имеют никакой сексуальной жизни в принципе. У них курортный роман это единственная возможность как-то свою личную жизнь устроить хотя бы на неделю или на две.

Афонина:

- Даша, как ты думаешь, курортный роман для Дмитрия имеет место быть в его жизни?

Завгородняя:

- Я думаю, что не имеет места.

Афонина:

- Были или нет курортные романы?

Исаев:

- Вы знаете, мы уезжали на курорт и погружались. Подводная стихия, она не предполагает. Все-таки успокоение, какая-то релаксация. Курортный роман – конечно же, нет. Да и зачем?

Афонина:

- Как это нет? В понятие «курортный роман» входит не только то, что вы приехали один, а уехали вдвоем. Это еще и подпадает под такое определение, как, например…

Исаев:

- Роман не может предполагать, что мы уехали вдвоем.

Афонина:

- Почему? Если уехали вдвоем, то это уже счастливая в дальнейшем жизнь. Роман – это еще и многочисленные кинофестивали, которые проходят, как правило, летом. И удивительно, почему-то кинематографисты никак не хотят понять, что где-нибудь в Тынде зимой тоже можно провести кинофестиваль. Они почему-то считают, что только в Сочи и летом. Если не летом, то только осенью, в бархатный сезон. С одной стороны, вроде как работа – смотреть фильмы. С другой стороны, мы понимаем, море, вечер.

Исаев:

- Канны.

Афонина:

- И?

Исаев:

- Все в принципе, наверное, возможно, если допускать по теории вероятности.

Завгородняя:

- Дмитрий, конечно, нам не скажет подробностей. Потому что у нас в студии сидит его очаровательная супруга, красавица, которую Дмитрий брал недавно с собой на фестиваль «Плёс», где они очень красиво дефилировали.

Мне недавно одна супружеская пара призналась: мы ездим каждый год отдыхать, и у нас именно на отдыхе случается всплеск страсти, чувств новых, а в городе мы сидим, как ленивцы на ветке висим и спим и никак друг в друга влюбиться не можем. А тут вроде опять медовый месяц.

Афонина:

- Вы ощущаете, что…

Исаев:

- Что именно на фестивале…

Афонина:

- Не обязательно на фестивале. Где-нибудь на отдыхе, на море вдруг так – раз! – и как будто все с чистого листа.

Исаев:

- Конечно. Зона отдыха, что-то меняется, что-то превращается, что-то просыпается новое. Но мне кажется, что в городе это абсолютно так же происходит. Вот мы, например, живем в деревеньке, выехали в город – уже роман, считайте. Новые впечатления, новые люди какие-то. Вообще в Москве всё по-другому. Каждый выезд в Москву это новое открытие.

Афонина:

- То есть мы, деревенские, когда в Москву выезжаем, для нас это праздник.

Исаев:

- Чем не курортный роман? Мы ощущаем себя прямо в Каннах.

Завгородняя:

- Какой у нас сегодня правильный гость. Это человек, который живет в курортном романе фактически. Уехал на дачу с женой, и у него круглогодичный курортный роман.

Афонина:

- Я скажу, что это третий брак Дмитрия. И он этого не скрывает, кстати. Так вот, мы о курортных романах решили сегодня поговорить и о том, почему это летом у нас как-то чувства ярче проявляются. Что же это за время года такое, что душа разворачивается, сердце начинает учащенно биться, и почему-то мужчины кажутся какими-то удивительными. А мужчины, может быть, скажут, что и женщины летом какие-то особенные. Вы ощущали, что лето это именно та пора, когда взаимопонимание найти легче?

Исаев:

- Я считаю, что это потому, что в Москве очень много приезжих с юга. Мне кажется, поэтому им летом как-то проще. Я человек северный, мне и зимой хорошо, и летом тоже. Зима – прекрасное время года, ты сидишь дома, у тебя есть камин. Чем не роман? Почему именно летом? Летом душно, плохо.

Афонина:

- Есть два условия: у тебя должен быть дом, и у тебя должен быть камин.

Исаев:

- Можно купить в магазине удивительных вещей такой маленький каминчик.

Афонина:

- Смотрите, как фантазия заработала. И будет дом, будет камин. Зима – это прекрасно.

Завгородняя:

- Зимой холодно, зябко, противно, сыро.

Исаев:

- Но мы же не на улице живем. Зашел в домик – тепло, хорошо.

Афонина:

- Вы девушку сразу домой пригласите? А промежуточная стадия?

Исаев:

- В смысле зачем терять время? В Москве сейчас очень много возможностей. Выезжаешь – всё в снегу, проезжаешь по Тверской, на Малую Бронную заезжаешь, там красиво, хорошие места, прекрасные, уютные.

Афонина:

- Есть два условия: если тебе есть на чем ехать и если тебе есть на что, приехав, порадоваться жизни.

Исаев:

- Помню, в студенческие годы прихожу к друзьям в общагу, есть булка и масло. Знаете, как радовались. Денег вообще не было.

Афонина:

- А черный хлеб не пробовали на подсолнечном масле жарить? Тоже очень впечатляло.

Исаев:

- До сих пор это делаю.

Афонина:

- То есть вы считаете, что в любом случае найти удовольствие, развлечение по карману и по желанию можно?

Исаев:

- Всегда. А золотая осень? Мы забыли вообще весну и осень.

Завгородняя:

- Нет, все-таки на море происходит гормональный взрыв. На море начинает у тебя выделяться гормон серотонин, который от солнышка, оттого, что тебе хорошо, что ты на пляже сидишь. В прошлом году я ездила и наблюдала, как борются со своими гормонами артисты, актеры на «Кинотавре». Кругом же папарацци, невозможно никого соблазнить и закадрить.

Исаев:

- Они не с гормонами, а с печенью там борются. Это переизбыток другого происходит. Все-таки видоизмененное сознание не всегда можно себе позволить. А фестиваль это время измененного сознания. Может быть, кино так влияет, может быть, море, может быть, еще что-нибудь. Серотонин, я боюсь, тут ни при чем уже.

Завгородняя:

- Дмитрий, раньше крутились какие-то романы на «Кинотавре», пока еще журналисты не были такие оголтелые, со своими окулярами не бегали за актерами и не следили, кто кого и где прижал, в каком углу. Сейчас это невозможно. Сейчас актер с актрисой сидят на пляже, ручки они держат на коленочках, у них хорошая осанка, они боятся друг друга обнять. Обниматься и целоваться они ходят в такой загон специальный, где стоят два здоровых охранника. Вот вас туда пускают, а нас не пустили.

Исаев:

- Давно я не был на «Кинотавре». Времена меняются. А мы раньше ходили кино смотреть.

Завгородняя:

- И ни одного романа на «Кинотавре» у вас не было?

Исаев:

- Нет. Чувствую себя даже ограниченным в чем-то.

Афонина:

- У нас есть телефонный звонок. Людмила, здравствуйте. Были ли в вашей жизни курортные романы?

Звонок, Людмила:

- Были. Но они были давно, тогда я была не замужем. Курорты для этого и существовали.

Афонина:

- А что, штамп в паспорте…

Людмила:

- Немножко ограничивает, конечно, и желание, и возможности.

Афонина:

- А почему ваш курортный роман не перерос во что-то большее?

Людмила:

- Слишком красивый был. Такие не перерастают во что-то более серьезное. Но остался в памяти на всю жизнь.

Афонина:

- А что именно осталось в памяти?

Людмила:

- Море, счастье, парус, красивые места и красивые отношения.

Афонина:

- И все остальные ваши романы вы соизмеряете именно с этой планкой?

Людмила:

- Да.

Афонина:

- Пока не удалось никому достичь такого эффекта?

Людмила:

- Это мы не будем обсуждать в эфире.

Афонина:

- Скажите, почему летом мы так расположены именно к таким красивым проявлениям чувств?

Людмила:

- Лето подогревает чувства. Всю зиму организм отдыхает, а летом на солнце, наверное, что-то происходит.

Афонина:

- Вернуться в то время вы хотели бы?

Людмила:

- Хотя бы на денечек можно.

Афонина:

- На берегу вдвоем, летний вечер, ветерок. Красота. А зимой что? В валенках, тулупах, сели на скамейку, замерзли, побежали по домам.

Исаев:

- Хорошо, летом. Я даже, помню, весной. 95-й год где-то, студенчество. В Питере как определялся приход весны. Еще в то время все носили всегда черное, у нас траурный город был абсолютно. И как только женщины стали надевать короткие юбки, значит, пришла весна в город. Это первый момент такого романа со всем городом. Город преображался, он начинал любить, творить, что-то делать, все выходили на Невский, ходили взад-вперед. Весна пришла!

Афонина:

- Питер летом – это вообще суперромантичный город.

Исаев:

- Весной.

Афонина:

- Я уже про лето. Время белых ночей. Это же фантастика. Только ходи и влюбляйся. То есть за любовью надо не на море, а в Питер приезжать, что ли?

Исаев:

- Конечно. Он прекрасен в любой момент.

Афонина:

- Белые ночи – это очень романтично?

Исаев:

- Да, это хорошо. Город потрясающий летом, весной. Приезжайте.

Афонина:

- Если учесть, что первый брак и первый роман был в студенческие годы, то как раз Дмитрий, видимо, те картинки питерские…

Исаев:

- Да, все-таки вышел на Невский.

Завгородняя:

- Знаете, что мне пришло в голову? Что вообще мы, собственно, созданы для летних курортных романов. Потому что в юности все эти первые влюбленности случаются летом – на даче какой-то, в пионерлагере. Дмитрий, а у вас были в пионерлагере романы, на даче?

Исаев:

- Я тоже любил книги. Платоническая любовь, романы, письма Руссо к любимой и вообще какие-то любовные письма. Это было здорово.

Завгородняя:

- То бишь Дмитрий в пионерлагере письма Руссо читал?

Исаев:

- Почему нет?

Звонок, Татьяна:

- Хочу рассказать, что я, подав заявление в загс со своим любимым человеком, который меня проводил - у меня был маленький промежуток времени между сессиями, и я решила поехать в Абхазию, на море и отдохнуть от учебы. Именно в этот момент я встречаю человека, который стал моим мужем. Уже 33 года мы с ним вместе. Но чем стал мой разрыв той свадьбы, это нетрудно предположить. Но это пример курортного романа.

Второй вопрос. Человек занятой, особенно сейчас, молодой ли человек, связанный ли браком, мужчина или женщина, в нашей суетной жизни, такой напряженной, такой ритмичной, когда мы приходим с работы и буквально падаем. И тут мы оказываемся в такой благоприятной атмосфере – прекрасные запахи, шум моря, дождя, листвы. Ну, не влюбиться просто невозможно.

Звонок, Александр:

- Все правильно говорили про гормоны. Ну и летом всплеск, и женщины все раздетые, в платьях красивых. Я бы хотел еще женщин послушать, что они по этому поводу думают. Я считаю, что природа зовет, и нужно идти.

Афонина:

- Слушайте, а мужчин природа зовет только летом?

Александр:

- Мне кажется, что нет. Я вот лыжами занимаюсь зимой (я живу в Алтайском крае). Мне кажется, Дмитрий немного лукавит, если бы жены не было, он бы по-другому сказал.

Звонок, Алексей:

- Мне кажется, курортный роман связан с тем, что это как поменять воду в аквариуме. То есть то, что мы не можем сделать в течение 11 месяцев, пока мы куда-то не уехали, потому что дома мы под присмотром родных и соседей, на даче соседи и родные опять. А здесь вроде как одичал, сам себя можешь проявить. Поэтому, наверное, и происходят эти встречи именно на юге. Поэтому они и называются курортными.

Афонина:

- Алексей, такой роман был в вашей жизни?

Алексей:

- Во времена туманной юности за отпуск две-три встречи обязательно были – для воспоминаний, для остроты момента, для осознания себя, что ты из себя представляешь не как человек, исполняющий какие-то обязанности, а как мужчина.

Афонина:

- За 24 дня 2-3 встречи? А потом не появлялась какая-нибудь из дам на пороге с неожиданными воплями: любимой, а вот и я?

Алексей:

- Да нет.

Афонина:

- То есть телефон не оставляли?

Алексей:

- Конечно. Об этом даже и мысли не было.

Афонина:

- По статистике лишь 8% летних романов перерастают в историю любви.

Завгородняя:

- А я где-то читала, что 5-10. Я хочу Дмитрию зачитать правила курортных романов, разработанные моей коллегой Татьяной Огневой. Я считаю, что эти правила не лишены оснований. Правило 1. Четко сознавать свои цели. Если цель просто развлечься, то обязательно сообщите об этом напарнику-напарнице.

Исаев:

- Абсолютно поддерживаю. Четко намеченный план, четко вдвоем выполняют. Никаких недоговоренностей потом не будет.

Афонина:

- Теперь вспомним, как это происходит на практике. Известно, что мужчина влюбляется в женщину до той главной отметки, а девушка влюбляется в мужчину после этого. Когда у них все произошло, она вдруг открывает глаза и говорит: я тебя люблю. Как здесь действовать?

Исаев:

- Мы это обсудили изначально.

Афонина:

- То есть вы записываете на диктофон, потом говорите: Маша, прослушиваем, о чем договаривались.

Исаев:

- Если так, то лучше, по-моему, в Таиланд – мороки меньше. До пика дошли, а разговоров нет. Почему нет?

Афонина:

- А международный язык общения, английский?

Исаев:

- Зачем?

Афонина:

- То есть главное договариваться? Если кто-то отступает от этих условий игры, наказание ему какое может быть?

Исаев:

- Дальнейшее общение. То есть общаемся дальше. Это будет наказанием.

Афонина:

- А если вы влюбляетесь. Девушка говорит: все было хорошо, спасибо, дорогой.

Исаев:

- С мужской точки зрения, по-моему, все проще намного. Девушка влюбляется, мужчина доходит до пика. Мы обсуждаем курортный роман. Разные задачи абсолютно, разные цели.

Звонок, Юрий:

- Я хотел поделиться своей мыслью про курортные романы. У нас очень много стало передач, разлагающих общество. Не замечаете?

Афонина:

- Юрий, перед вами позвонили 4 человека, которые признались, что в их жизни был курортный роман.

Завгородняя:

- Почему вообще мы разлагаем общество? Мы его сплачиваем нашими передачами. Разве нет?

Юрий:

- Скажите, разве традиция соблюдать верность друг другу – это плохая традиция?

Завгородняя:

- Мы про свободных людей говорим. Вот я свободная женщина, у меня нет любимого мужчины. Я поеду на курорт, заведу там себе роман, и у меня будет любовь. Что же в этом плохого?

Юрий:

- Вы знаете, такой процесс, как телегония?

Афонина:

- Это когда всё, что оставил в тебе предыдущий партнер, в итоге может впоследствии сказаться на потомстве. Это вы имеете в виду?

Юрий:

- Да. Вас интересует, чтобы у вас дети были здоровые, похожие на вас, славянские?

Афонина:

- А кто говорит не про славянских-то?

Юрий:

- Романы разные бывают.

Завгородняя:

- Ведь же есть женщины, скажем так, очень нестандартной внешности для наших широт европейских вкусов. То есть пухленькие женщины. Наши парни в них не влюбляются. И что им остается? Поехать туда, где есть такие «арабские скакуны», которые очень ценят полных женщин, и именно с ними они могут себя почувствовать красивыми. Это же так важно для женщины.

Афонина:

- Юрий пригвоздил курортные романы. Что скажет нам Владимир?

Звонок, Владимир:

- В советские времена никаких курортов мы не знали, но романы были всегда на картошке. Каждый год на картошку, и каждый год я у какой-то женщины оставался.

Афонина:

- Владимир, а вы не считали, что это безнравственно, как сказал Юрий?

Владимир:

- Очень нравственно. На то и молодость дана.

Завгородняя:

- Дмитрий, а у вас бывали романы на картошке?

Исаев:

- Нет, на картошке я не был никогда. Жаль, кстати. Но в мое время это уже прошло.

Завгородняя:

- Правило второе курортного романа. Глядя на избранницу(ка) сквозь розовые солнечные очки, тем не менее подмечайте и те мелочи, которые вам не нравятся. Просто для информации на будущее. Это именно те качества, которые будут вас потом больше всего напрягать.

Дмитрий, а вы обращаете внимание на недостатки?

Исаев:

- Я считаю, что если уж человек вступает в курортный роман, лучше это делать на трезвую голову. Я именно этим объясняю розовые очки. Что значит напрягать? Ведь курортный роман, насколько я понимаю, это очень короткий забег. Я думаю, что никакие мелочи не будут напрягать. Если дама курит в постели к примеру, а я не курю? Вы это имеете в виду?

Афонина:

- И это тоже. Почему только курортный роман? Давайте говорить о летнем романе. Это те отношения, которые вспыхивают как раз в этот благоприятный период.

Исаев:

- Мы говорим о чувствах. Роман как чувство.

Афонина:

- Совершенно верно. Летние чувства, вот они отличаются.

Исаев:

- Всплеск ощущений.

Афонина:

- То, что сейчас Даша сказала, мы понимаем, что те самые розовые очки, когда человек кажется идеальным, когда этот антураж, лето, чудесно, полувечер-полудень, все это таинственно и романтично. Когда все это оказывает свое влияние на формирование этого идеального образа и идеальной картинки, но есть мелочи, которые уже сейчас не нравятся.

Исаев:

- Я думаю, что тогда надо розовые очки вживить себе в глаза. Потому что роман есть роман, сколько бы он ни длился, это подарок судьбы. Значит, мы вживляем себе очки в глаза и с ними живем. Роман заканчивается, и мы их снимаем. Я думаю, что это те мелочи, которые можно принять.

Афонина:

- Ничего себе мелочи, если с каждым днем это начинает всё больше и больше…

Исаев:

- Зачем роман тогда?

Афонина:

- Как зачем? Человек нравится. Не нравится тебе, что…

Завгородняя:

- Она храпит.

Исаев:

- С этим нельзя договориться. Вы храпеть все равно будете.

Афонина:

- Можно к врачу сходить и исправить.

Исаев:

- Абсолютно верно. Нужно искать выходы.

Афонина:

- То есть в любом случае нужно подсказывать какое-то решение проблемы.

Исаев:

- Себе – да, партнеру – вряд ли. Но себе нужно искать какой-то выход.

Завгородняя:

- Допустим, влюбился мужчина в женщину на курорте. Он не знал, что она храпит. А потом вдруг они переночевали вместе. И он глаз не сомкнул, потому что она всю ночь храпела.

Исаев:

- Да, с данной ситуацией надо что-то делать.

Афонина:

- Есть те качества, которые на курорте не видны, а когда люди пытаются продлить этот роман и, может быть, продолжить его за рамками лета, выходят наружу. Объясню, что имеется в виду. Курорт, широкие жесты: дорогая, всё к твоим ногам, всё, что хочешь. Почему заканчиваются романы осенью и весной? Потому что, приехав в свой родной город и встретившись с этим человеком, девушка, наверное, хочет такой же широты, эмоций, взглядов, привычек, и не получает этого. Как с этим быть? Или лучше вообще не встречаться потом?

Исаев:

- Вы меня ставите в жесткие рамки. Пусть девушка станет женщиной или остается девушкой. Тогда можно не встречаться.

Афонина:

- Мы сейчас не об этом.

Исаев:

- Я тоже не об этом. Я, собственно говоря, о внутреннем мире сказал.

Афонина:

- Стоит ли встречаться после того, как лето завершено?

Исаев:

- Это всё по обстоятельствам. Я так не смогу прогноз составить.

Завгородняя:

- Если люди начинают продлевать свои курортные романы в городе, очень часто обнаруживается, что женщина глупая. Он не замечал, что она глупая, когда она была в купальнике. А в городе он обнаружил: она считает, что Чуковский это композитор, а Чайковский – писатель. А женщина обнаруживает в своем избраннике, что он какой-то плюгавенький, одевается по-дурацки.

Афонина:

- И зануда. Еще и скопидом, не хочет водить в театры и кино.

Завгородняя:

- И сандалии с носками носит в городе.

Третий принцип курортного романа. Летнее знакомство отличается тем, что мы больше обращаем внимания на внешний вид, чем на личность человека. Красота тела так и выпирает наружу, застит глаза.

А вам, Дмитрий, вообще застит глаза красота тела?

Исаев:

- Не застит. Красота – это как в кадр встать, то же самое. В жизни не застит. Как-то, наверное, профессия дает своё.

Завгородняя:

- Вы про кадр сказали, и я подумала: как много романов закручивается на съемках фильмов, особенно в Голливуде.

Исаев:

- Расскажу такую историю. Нам привезли такую историю, как химия. Сказали: вот химия, которая возникает между актерами. Но сказать, что за последнее время я видел такое наше кино, где была бы такая химия, чтобы невозможно было оторвать глаз, и я бы действительно поверил, что это любовь, или хотя бы так снятые какие-то сцены, невозможно. Поэтому мне кажется, что это западная история, когда действительно люди убеждают себя, вживаются настолько, что вот это любовные отношения, что, наверное, без этого не обходится и в жизни. У нас все это проще как-то происходит.

Завгородняя:

- А сериалы любовные, например. В сериале «Бедная Настя» Лена Корикова такая красивая.

Исаев:

- Да, потрясающая. 22 часа работы в сутки, конечно, налагают в этом смысле некоторые физические недостатки как на тебя, так и на твоих партнеров. Не наша это история.

Афонина:

- Анекдот советского времени. Приезжаешь ты на пляж, а там станки, станки.

Спасибо огромное всем тем, кто принимал участие в обсуждении этой курортной темы. Мы понимаем, что лето только начинается. Надеемся, что в вашей жизни будут яркие приключения.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ