Происшествия3 июня 2013 15:00

Пассажирка «Булгарии»: Глаза каждого малыша из музыкальной комнаты я буду помнить всю жизнь

В Казани продолжают опрашивать потерпевших по делу о затонувшем двухпалубнике. Каждая история – трагедия, леденящая душу

Фото: архив КП

Ровно 10 утра. Зал в ДК «Юность», где проходит рассмотрение «дела о «Булгарии», заполнен не больше чем на четверть. Все – потерпевшие: чудом выжившие во время крушения и родственники тех, кто погиб.

Пятеро обвиняемых в противоположном конце зала. Четверо, в том числе и субарендатор теплохода Светлана Инякина, под стражей. Один – бывший старпом капитана судна Рамиль Хаметов – под подпиской о невыезде.

На этот раз процесс начался с замечания судьи:

- Меня удивляет: неужели трудно найти время, чтобы прийти и дать показания? Возникает вопрос: кто у нас затягивает судебное разбирательство?

Вопрос прозвучал вполне резонно: при том, что потерпевшие хотят как можно быстрее расследовать дело, сами не являются в зал суда!

- У нас по делу проходит 184 потерпевших, - уточнил «КП» помощник Татарского транспортного прокурора Евгений Дикарев.- Прежде чем приступить к опросу 109 свидетелей и изучению 100 томов с материалами дела, необходимо заслушать всех потерпевших.

Гособвинение намерено доказать вину каждого подсудимого

Гособвинение намерено доказать вину каждого подсудимого

В следующий раз не явившиеся в суд рискуют попасть туда под контролем приставов.

«ОНИ ДОЛЖНЫ ЗАПЛАТИТЬ ТУ ЖЕ ЦЕНУ!»

Сабирова Анна из Самары приехала на суд вместе с малышом. Поэтому ее первой вызвали к микрофону.

О трагедии она узнала, когда позвонили друзья. На борту «Булгарии» у нее были двое пятилетних сыновей-близнецов: Никита и Даниил, свекровь Людмила со своей сестрой – двойняшкой Татьяной. 11 июля женщины отметили бы день рождения. Им и путевки то дети купили в подарок.

Своего мнения Анна в суде не скрывала.

- Я считаю что они (подсудимые, - прим авт.) должны заплатить ту же цену, что и мы. Смертная казнь их детям, их родным.

Подсудимые же свою вину не признают

Подсудимые же свою вину не признают

«НАМ ГОВОРИЛИ, ЧТО ЕСТЬ ЕЩЕ СПАСШИЕСЯ НА ОСТРОВАХ…»

Наталья Шайхутдинова еще до отъезда дочери Дианы, зятя Радика и сына Даниса в тот роковой тур, заранее посмотрела на фото корабля в интернете. Каюта, где должны были ехать ее родные, находилась в трюме.

- Я еще удивилась: в трюме так чисто и аккуратно. А когда дочка уже добралась до каюты, звонит оттуда мне в истерике: «По углам паутина, белье грязное. Хоть самой веник бери!», - вспоминает женщина. Со стороны видно, как тяжело ей дается рассказ, но она продолжает. – Они хотели уйти с теплохода, но Данис настоял.

Страшную новость ей сообщила золовка. Примчавшись в речной порт, женщина жадно хватала любую информацию о спасенных и до последнего надеялась на чудо.

- Нам сказали, что 79 человек везет «Арабелла», а остальные якобы на островах поблизости. А когда начали поднимать людей, мы все надеялись, что сын жив...

Дочка с зятем выжили лишь чудом, но у обоих оказались повреждены ноги. Их еще долго лечили в РКБ.

- Мы же все стали инвалидами. У нас нет праздников, нет просвета в жизни. А мое доказательство вины тех, кто сейчас сидит в этой клетке, уже два года лежит в земле, - не выдерживает Наталья.

«ЛЮДИ ПОГИБАЛИ, ЗАПЕРТЫЕ КАК КИЛЬКИ В БАНКЕ!»

Супруги Нечаевы Игорь и Раиля отправились в речной круиз вместе с детьми: 15-летним сыном Айнуром и 10-летней дочкой Дианой.

- Мы боялись опоздать. Выехали из Арска заранее – часа за три, попали в Казани в жуткую пробку. – рассказал на суде Игорь Нечаев.

Он до мельчайших деталей помнит, как пытался спасти своих близких, срывая деревянные жалюзи на окне, а когда на поверхности увидел лишь головы жены и сына, снова нырнул за дочкой. Успел ухватить ее за волосы, но от недостатка кислорода потерял сознание. Когда открыл глаза, понял что вынырнул один и дочку спасти не смог, на него смотрели лишь сын и жена.

- Муж был весь в крови и мазуте, - продолжает после Игоря его жена Раиля. – Я была в аду. Помню, что когда все это началось, пыталась завязать на дочке этот пояс спасательный, она меня все спрашивала: «Мама, мы умрем?»… Я ей в ответ: «Нет, нет, нет, конечно».

Когда сын сказал родителям, что теплоход переворачивается, те не поверили.

- На моих глазах за пять минут огромный теплоход ушел под воду вместе с людьми. Они оказались запертыми там, как кильки в бочке, - срывающимся голосом говорит Раиля. - Я бы не поверила, если бы это все не пережила сама.

Дочке Диане совсем немного не хватило до 10-летия. Девочка умерла за 17 дней до своего дня рождения.

- Я помню глазки каждого ребеночка в музыкальной комнате. Там конкурс был: их выстраивали по цвету глаз... Я мальчуганов-близнецов всю жизнь буду помнить... Голубоглазые, красивые такие…и Дианочка с ними вместе была. Я помню это все так, словно это вчера было, - в это время у сидящих в зале людей не выдерживают нервы: люди потихоньку смахивают слезы с глаз.

Раиля Нечаева до мельчайших подробностей помнит, как погибла ее 10-летняя дочь и едва не умерла она, муж и сын

Раиля Нечаева до мельчайших подробностей помнит, как погибла ее 10-летняя дочь и едва не умерла она, муж и сын

Женщина до сих пор не может найти объяснение лишь одному обстоятельству:

- Когда нас подняли на «Арабеллу», рядом оказался радист с «Булгарии». Он весь седой был. Я его спросила: «Почему вы, видя какая погода, нас отправили на смерть?» Он же ответил, что штормового предупреждения не было! Мы спорили с ним... И я хочу узнать, было ли оно? – задала вопрос потерпевшая.

Ответ она, конечно, узнает в этом же зале суда. Но позже, когда начнется изучение всех материалов этого многотомного дела.