Премия Рунета-2020
Казань
-17°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
11 августа 2023 12:58

«Помолишься вместе с ними и им легче становится»: православный священник и имам из Татарстана рассказали, с чем сталкиваются бойцы в зоне СВО

Отец Виталий и Тимур хазрат из Татарстана ежемесячно отвозят военнослужащим более 20 тонн гуманитарного груза
Первые совместные поездки в зону СВО отца Виталия и Тимура хазрата прошли в декабре 2022 года.

Первые совместные поездки в зону СВО отца Виталия и Тимура хазрата прошли в декабре 2022 года.

Фото: личный архив героев

«В окопах не верующих не бывает» - так говорят герои нашего интервью. Православный священник Виталий Беляев и имам Тимур Ибрагимов ежемесячно по своей инициативе приезжают к бойцам в зону СВО и дают им главную помощь - моральную.

О том, как военные священник и имам в окопах рискуют жизнью, о чем бойцы СВО чаще всего разговаривают со священнослужителями - в материале «Комсомолки».

ОТЕЦ ВИТАЛИЙ

Сам он участник боевых действий в Чечне и Сирии, с 2010 года в качестве священника ездит по горячим точкам. Трудился 6,5 лет помощником начальника танкового училища по работе с верующими военнослужащими. Когда началась специальная военная операция, отец Виталий просто не смог спокойно сидеть и смотреть на то, с чем там столкнулись его воспитанники, курсанты.

«Я понял, что мне непосредственно нужно выдвигаться туда любыми путями, как зов сердца, зов души, но официально меня не отпускали. И тогда я принял решение, что поеду, даже под страхом понести наказание», - признается отец Виталий.

В августе 2022 года он отправляется волонтером в город Изюм. Днем помогал кормить людей, вытаскивать их из под обстрелов, а ночью - пробирался к военным на передний край и помогал там. Даже крестил раненного бойца по его просьбе.

«Мы попали в кольцо в окружении города Изюм, затем из Купянска вышли еле живыми. После чего эта командировка вместо двух недель затянулась на 1,5 месяца», - рассказывает священник. – «После этой поездки я увидел необходимость военного духовенства и понял, что наши мобилизованные татарстанцы находятся без какой-либо поддержки и помощи, ежесекундно рискуя жизнью. В окопах неверующих не бывает, бой - это место, где молятся все, и наша миссия, чтобы мы были там. Соответственно я не могу ехать один, потому что мусульмане зададут мне вопрос: «А где наш хазрат?». Так было принято решение взять с собой Тимура хазрата».

ИМАМ ТИМУР ХАЗРАТ

Тимуру Ибрагимову - 75 лет, он отдал военной службе почти 30 лет, участвовал в боевых действиях в Афганистане еще будучи военным летчиком. Окончил Оренбургское военное авиационное училище - то самое, в котором учился первый космонавт Юрий Гагарин.

После учился в Ташкентском исламском институте им. Имама Бухари. Затем уже окончил Казанское высшее мусульманское медресе им. 1000-летия принятия ислама, а позже - Российский исламский университет. Проходит курсы полковых имамов в Уфе. Сейчас Тимур хазрат служит имамом в деревне Кызыл-байрак, неподалеку от Казани.

«Когда началась спецоперация на Украине, мне с Уфы позвонили: «Ты согласен убывать туда?». Я дал согласие, но узнав мой возраст сказали: «Дедушки нам не нужны, нам нужны до 45 лет». Я не смог по возрасту попасть - ограничение. Поэтому, когда отец Виталий начал вести работу и предложил мне с ним поехать, я поехал», - поделился Тимур хазрат.

При этом имам отметил, что духовенство приветствует его поездки. Тимур хазрат даже получил медаль от муфтия Татарстана, а после третьей командировки глава республики Рустам Минниханов наградил его медалью 100-летия ТАССР.

«Я когда обратился, чтобы какие-то брошюрки солдатам раздать, муфтий сразу дал указание Духовному управлению мусульман Татарстана. Камиль хазрат Самигуллин сказал: «Тимуру выдайте бронежилет». Мне сразу выдали жилет, в котором я и сейчас совершаю поездки в зону СВО», - вспоминает имам.

Тимур хазрат и Ирик хазрат молятся с военнослужащими.

Тимур хазрат и Ирик хазрат молятся с военнослужащими.

Фото: личный архив героев

НЕ ПРОСТО СВЯЩЕННИКИ, А РОДНЫЕ, ИЗ ТАТАРСТАНА

Первые совместные поездки в зону СВО отца Виталия и Тимура хазрата прошли в декабре 2022 года. После этого они стали ежемесячно приезжать к бойцам, служить молебен, совершать намаз, исповедовать, причащать, учить военнослужащих как правильно молиться. При этом и православный священник, и имам отмечают, что бойцам бывает просто нужно поговорить и пообщаться, также просят покрестить или спрашивают как принять ислам.

«Мы к одному полку только приехали, отслужили молебен, благословили, помолились, где-то в храм успели свозить. Понимаете, это может быть последняя возможность у людей соприкоснуться с богом, не передать словами как это важно было сделать, приехать и побыть там, помолиться перед таким подвигом», - рассказал отец Виталий.

Миссию православного священника и имама из Татарстана назвали «Духовный спецназ». В одной обойме работают отец Виталий, Тимур хазрат и Ирик хазрат, который также ездит в зону СВО с нашими героями. Вместе они переживают все тяготы, попадают под обстрелы и спасают друг друга.

«Мы, как боевые товарищи, друзья и братья - это одна команда, проверенная в очень сложных и опасных ситуациях. Когда бойцам тяжело морально, психологически, духовно, приходят священник и хазрат, не просто какие-то, а родные, из Татарстана. Это важный вопрос нашей национальной безопасности, дружбы и мира, чтобы не допускать межконфессиональных раздоров», - считает отец Виталий.

Помимо моральной поддержки, «Духовный спецназ» из Татарстана оказывает бойцам СВО и материальную помощь: каждый месяц привозят более 20 тонн именных посылок со всей республики. Сами военнослужащие по приезду домой не забывают про священника и имама. Во время отпуска приходят навестить, а также просят исповедать, причастить или даже повенчать.

В одной обойме работают отец Виталий, Тимур хазрат и Ирик хазрат.

В одной обойме работают отец Виталий, Тимур хазрат и Ирик хазрат.

Фото: личный архив героев

О ЧЕМ ЧАЩЕ ВСЕГО РАССКАЗЫВАЮТ БОЙЦЫ СВО

«Когда в декабре мы приехали, ребята нас встретили, стали обнимать. Бойцы нам рассказали, что в Новой Каховке находились с марта месяца и за это время их никто не навещал», - вспоминает Тимур хазрат первую встречу с бойцами.

Имам тогда объяснил, что в таких тяжелых условиях мусульманам для сохранения жизни можно есть и свинину, и не халяльную пищу, и совершать намазы сокращенные, да и уразу не обязательно держать - можно потом восполнить деньгами, раздав их малоимущим.

«Вот стоит он 24 часа на посту, в землянку пришел, опять что ли в холоде находиться? Я говорю, чай попей. Я в это время все тонкости рассказал, написал им молитвы на бумаге, чтобы выучили. Люди в обычное время проходят мимо мечети, не заходят, но в этой экстремальной обстановке они начинают задумываться. Неверующих там нет, все хотят живыми и здоровыми вернуться домой», - рассказывает Тимур хазрат.

Сначала священник и имам пытаются наладить контакт с бойцами, просто пообщаться, чай попить, пообедать или поужинать с ними вместе, так как далеко не все сразу открываются. Потом постепенно начинают выяснять, кому крестики, кому иконы нужны, кто-то хочет один на один поговорить и излить душу.

«У людей, находящихся в зоне СВО обостряются все чувства, переживания вдвойне, втройне. У многих дети, жены. Психологически очень тяжело, когда нет определенности, все давит. Поэтому на этой почве бывают переживания, посоветуешь, поддержишь их, помолишься вместе с ними. Бойцам легче становится, они взбодрятся, их это очень вдохновляет», - поделился отец Виталий.

Рассказывают бойцы, что бог их оберегает: у кого осколки рядом пролетали, чудом оставались живы. Был случай, когда снаряд пробил потолок в доме, да так и висел между первым и втором этажом, но не взорвался.

«Там был дом, в котором жили наши военнослужащие. Мина прилетела, все порушила, а комнатка с иконами - она осталась целая», - вспоминает священник.

ОБРАЩАЮТСЯ ЛИ БОЙЦЫ ДРУГОЙ ВЕРЫ?

Отец Виталий отметил, что такое в практике бывает, сейчас конечно реже, потому что священник и имам всегда ездят вместе.

«Когда я первые две поездки один совершал, задавали вопросы, просили привезти хазрата, бывало, что обращались просто душу излить», - вспоминает священник.

Тимур хазрат на это пояснил, что в исламе не запрещено обращаться к батюшке, хотя бы, чтобы расширить свой кругозор, какие-то вопросы выяснить. Имам поделился, что сам иногда так делает, чтобы в последствие дать правильный совет бойцам.

Отец Виталий и Тимур хазрат находятся в окопах вместе с военнослужащими.

Отец Виталий и Тимур хазрат находятся в окопах вместе с военнослужащими.

Фото: личный архив героев

С КАКИМИ ТРУДНОСТЯМИ СТАЛКИВАЮТСЯ СВЯЩЕННИК И ИМАМ

На вопрос о трудностях Тимур хазрат отвечает с улыбкой: «У меня проблемы с женой. Она против, говорит, что я на пенсии, кормилец пропадет. Тем более в этом возрасте она замуж выйдет, не выйдет, где найдет поддержку мужчины. Я ей анекдот рассказываю: «Министерство обороны разрешает, у кого есть две жены, туда не ходить». Она тогда говорит: «Езжай, умри достойной смертью!».

Действительно военное духовенство рискует жизнью во время боевых действий. В январе наши герои попали под обстрел. Пошли на позиции, их засекли националисты, дважды даже попали в храм, были раненные. Первая мина пролетела в 50 метрах от них, второй раз - в 70-ти. К счастью, священник и имам сумели добежать до укрытия.

Отец Виталий же выделяют проблему того, что условия для военного духовенства до сих пор не созданы. По словам священника, много было споров и совещаний, но эта реформа до сих пор не доведена до логического завершения.

«Никак не могут придать нам статус, чтобы мы имели воинское звание, получали зарплату как военнослужащие и официально были прикомандированы. Меня Минобороны РФ лично в прошлом году вызывало, и мне предложили уехать в зону СВО. Я естественно согласился, но они меня не могут выпросить у моего Казанского митрополита. Получается, ребята там остаются без военного духовенства? Мне приходилось ездить неофициально, потому что я не имею право уезжать, как военный, покидать территорию Казанской епархии. Я опираюсь на народ, его голос должен иметь вес», - считает отец Виталий. – «Хотелось бы обратиться к властям Татарстана и России, Московской патриархии - поддержите военное духовенство во всех сферах. Мы едем сами по зову сердца. Говорят, на личном энтузиазме далеко не уедешь, но мы уезжаем, потому что нас народ поддерживает. Мы все равно будем свое дело делать, но хотелось бы, чтобы было понимание и поддержка. Я считаю, что должны создать отдельную военную епархию, чтобы военное духовенство было защищено социально, материально и юридически. Вторая проблема - в регулярной армии есть должности помощников командиров по работе с верующими военнослужащими, а почему их нет у мобилизованных? Прошу ввести в мобилизованные полки должности военного духовенства, чтобы и там бойцы не были обделены и лишены духовной поддержки».

Следите за актуальными новостями Татарстана, Марий Эл и Чувашии в наших сообществах в Одноклассниках и ВКонтакте, а также подписывайтесь на каналы «КП-Казань» в Яндекс.Дзен и Telegram