Общество

Мир – не матрешка: Литературная премия «Лицей» сделала ряд неожиданных открытий

На фоне коронавирусных страстей и охватившего страну квазиполитического морока события культурной жизни России незаметно отошли на второй план. А зря. Июнь традиционно подарил нам целый каскад приятных открытий в области литературы

Названы победители ежегодной премии «Лицей» для молодых прозаиков и поэтов. В Петербурге состоялись Набоковские чтения, а Национальная литературная премия «Большая книга» дала старт народному голосованию по определению наиболее понравившихся книг.

Самая массовая по числу участников – 2312(!) соискателей в возрасте и 15 до 35 лет – премия «Лицей» показала, что наша литература жива, хоть и выглядит принципиально иначе, чем в еще памятные 60-е-80-е. Молодые заговорили друг с другом и с обществом, с нами, родителями, через книгу. Пусть в форме общения, привычной для социальных сетей, порой разорванно-визуализированной. Но это их время, их жизнь, их переживания и выражения. И это то, что будет звучать в литературном пространстве ближайшие лет тридцать, отражая наш несущийся в не очень понятном направлении мир.

Самому молодому участнику премии, москвичке Анне Макаровой, 15 лет. Она дебютировала сразу двумя прозаическими проектами под одной обложкой. «Балетная кровь» и «Симы Прекрасной дамы» - два связанных между собой опыта передачи состояния девочки-подростка, ставшей обитателем двух миров. Балетного и мира «других».

«Балетная кровь» описывает систему отношений в Московской академии хореографии и самоощущение автора в этом жестком мире. Ане Макаровой удалось, сохранив личный характер и документализм изложения и событийной канвы, уйти от традиционной «дневниково-мемуарной» подачи материала, когда субъективное авторское начало мешает художественному замыслу книги. И в этом ее сильная сторона. Мы смотрим на то, как люди идут к балету, не через шпагат Волочковой, а сквозь призму отношений подростков друг к другу, к миру, педагогам и той любви к Танцу, который становится целью и жизнью.

Автор создает и уверенно, до самого конца держит выбранную текстовую и образную модель. Конечно, «современность» и юность сказались на стилистике текста. Местами слышатся Макс Фриш, Вишневский, Павич, Бегбедер, местами это просто диалог из мессенджера, но лаконичность текста не лишает его заложенных мыслей. Дружба, доверие, открытость, любовь, надежда, вера в свою Мечту, в некоторую избранность и непохожесть, предательство взрослых и одноклассников, переоценка ценностей и ориентиров – все то, с чем сталкивается в своей жизни подросток, здесь есть. И в конце, оставляя балетную Спарту, Анна делает главный вывод: «Я попала в страну на уровне птичьего полета, где мы – свободные птицы». Внутренняя свобода, когда ты думаешь сам, анализируешь сам, сам принимаешь решения, даже самые непростые – это, наверное, и есть главный урок (и принцип жизни), ради которого не зря была пролита «балетная кровь».

Вторая часть книги-перевертыша (графически издание также оформлено интересно), «Симы Прекрасной Дамы», органически связана с первой (есть даже сквозные герои). Но ключевой здесь становится тема непохожести. Или, как писали классики, «лишнего человека».

Конечно, это «непохожие» люди из современного цифрового мира. При всей своей физической ощутимости герои этой книги очень условны. Фантасмагорический доктор Ларс (он же Олег Леонидович Шилов) «с нутром красного апельсина», провокационный наставник и квазитоварищ автора Алеша, прочие персонажи живут, передвигаются, постоянно думают, говорят, но ощущение, что это жизнь не людей, а каких-то виртуальных образов. Своего рода 3D-проекций. Но постепенно ты понимаешь, что это чувство возникает от их инаковости. Они по-другому видят, по-другому воспринимают цвета, звуки и запахи, людей. Саму жизнь, наконец. Автор называет их XL-люди, потому что они выходят за привычные, «нормальные» размеры и рамки, которые установило себе общество. «Нормальные» же люди каждые выходные устремляются толпами в торговые центры, которые становятся настоящим порталом, бункером, воронкой, засасывающей жизни и души. «Здесь блаженство. Дыра в небо. Прямая поддержка. Попади сюда Мефистофель, тут такая нега, что было бы лень кого-то искушать». Люди защищаются от жизни внешним комфортом дня сегодняшнего, упуская то главное, о чем не должен забывать человек – что оставим после себя и на какой планете будут жить наши потомки.

Именно ради будущего непохожие и строят для себя свой бункер. Потому что, как говорят в конце герои «Сим», мир – не матрешка. Не получится его обновить, просто сняв потертый или износившийся элемент. И хорошо, что это понимают пятнадцатилетние. Такие непохожие на нас.