2018-10-17T12:17:35+03:00

Актер театра Ленсовета: Современная молодежь привыкла к голливудской жвачке, и ее надо принуждать думать над классикой

Обладатель премии «Золотой софит», актер театра Ленсовета и кино Сергей Перегудов рассказал в Казани про спектакль «Город.Женитьба.Гоголь»
Сергей ПерегудовСергей ПерегудовФото: Лика ИСАЕВА
Изменить размер текста:

Сергея Перегудова российские зрители больше знают по его ролям в кино. Это и Великий князь Констанин из сериала «Адъютанты любви», и Кубчик из сериала «Сонька Золотая ручка», Михаил Краснов из сериала «Ментовские войны», и Игорь Вильданов из «Каменской 5» («Реквием»). Как театрального актера его знают больше жители Санкт-Петербурга – вот уже более 10 лет он служит в Санкт-Петербургском театре имени Ленсовета. В 2014 году актер получил «Золотой софит» за роль Ракитина в спектакле Юря Бутусова «Все мы прекрасные люди».

В Казань Перегудов приехал вместе с труппой прославленного театра на I Качаловский театральный фестиваль. Петербуржцы открывали театральный праздник нашумевшей постановкой Юрия Бутусова «Город.Женитьба.Гоголь», где Перегудов играет друга главного героя Кочкарева. Образ, прямо скажем, неоднозначный – Кочкарев решает сыграть роль свахи, заманив приятеля в западню брака. Бутусов увидел этот персонаж трагическим клоуном, и Перегудов и грустными глазами играл веселье, ломал себя на столешнице-горке, балансировал на стенке железной кровати и пытался сбросить с себя тяжесть традиционного восприятия Гоголя, каким мы представляем классика со школьной скамьи.

На встречу с корреспондентом «КП-Казань» он пришел, ощутимо прихрамывая. Оказалось, что накануне поездки в Казань Сергей повредил ногу, но два спектакля отыграл так, что никто и ничего не заметил.

Во время пресс-конференции перед началом фестиваля актеры театра Ленсовета опасались, примут ли казанцы «Город.Женитьба.Гоголь». Спектакль казанцы посмотрели, и как, опасения пропали?

- Да, и эти опасения продолжаются до сих пор, потому что этот спектакль тяжелый. Ведь как бывает? Ожидания у зрителей бывают подложные. Они ждут Петербург, театр знаменитый, надеются… У взрослых людей в мыслях, что они идут всей семьей в театр, на отдых, все-таки комедия, «Женитьба», Гоголь, а тут такая нестандартная история, необычная она. Не веселая, не обычная, не разудалая, как обычно ее ставят, такая «Ээээй!, Гоголь такой весь веселый, залихватский». Ничего подобного! И с этими словами Бутусов принимался за работу. Она гораздо глубже, чем выглядит на первый взгляд. И он хотел этот миф развеять на ветру. Не знаю, как насколько у него получилось показать всем, что пьеса глубже и серьезнее. Не в смысле серьезно лишком строго, а в смысле серьезнее проблемы там. Хотя текст достаточно легкий там и шутливый.

Вы сами додержались до конца, не ушли? (улыбается, прим.автора). Просто первый акт такой тяжелый, а во втором сюжет начинает держать, сюжет начинает преобладать, и он не может упустить внимание зрителя. Он начинает немного держать. Есть немножко разрывы сюжетной линии, там много разбросано, из разных произведений, вырваны разные куски, такое все нелогичное. И зрителя это все настораживает, это в лучшем случае, а то и усыпляет, обескураживает. У него не сходятся пазлы, и он начинает негодовать. Это нормальное зрительское обывательское ощущение, оно не хорошее или плохое. Оно есть. Когда через 40 минут зритель начинает что-то понимать, ему тяжело гадать. Первые 15 минут он все принимает, что угодно, он терпелив, а потом наступает вот такая …

За это я всегда переживаю, но крепкий зритель, коим является ваша публика, достаточно тонкой, кредит доверия нам продлеваете, и на второй акт идет таким сполошняком.

Во время спектакля Фото: Из материалов пресс-службы

Во время спектакляФото: Из материалов пресс-службы

В Татарстане Вы больше известны как актер кино. Видеть Вас на театральных подмостках непривычно. Что для Вас главнее кино или театр?

- Театр! Кино сегодня есть, завтра нет. Приходящее и уходящее. Творчество в кино тоже есть, но это другая профессия, другие законы, ритмы, по другому распределяешься по актерски. Ты можешь три часа сидеть и ничего не делать, а потом в пять минут сыграть всю скорбь известного народа. В кино есть такая мобильность. А в театре наоборот, хочешь - не хочешь, устал - не устал, готов - не готов, невзирая на свои настроения, в семь часов вечера ты должен выйти, и три часа шпарить! Не пошло? А, извините, можно еще раз? Этого в театре ничего нет. Не пошло? Ты идешь дальше по ходу, в этом и прелесть театра, поскольку никто ничего не знает. Бывает, ты в идеальном состоянии, и выспался, и погода шикарная, и дома все хорошо, и ты такой приходишь «на коне», … И ничего! Пусто! Тебя ничего не трогает.

Театр – это такая живая материя, нет никакой закономерности, что когда тебе плохо, то ты играешь грустный спектакль хорошо. Нет. Это все ерунда. Ты не знаешь, где тебя зацепит. Вот это то, что Станиславский вместил в три слова «Здесь и сейчас». Каждый артист это знает, но как это воплощается на деле …. Это действительно как это сложно, мало кто знает. А сейчас это …. Вот я увидел человека с желтым зонтом, и от этого я отталкиваюсь, играю под призмой этого зонта, говоря текст автора, ставлю те же мизансцены, все делаю тоже самое, но я сегодня другой, вы, партнер, сегодня все другие. Я от этого отталкиваюсь. Это сложно, конечно, организм отталкивается «Ну не надо, ну зачем? Давай как раньше, по проторенной дорожке иди. Вчера же играли? Вчера же было? Ну вчера же были какие-то сцены неплохие. Так и иди!». Он (организм, прим. авт.) ленивый страшно, как и мы сами. Так же и душа. Она будет от чего-то отказываться, ее надо тормошить, но если ее нащупать, и надеть на какую-то мотивацию, на какое-то волнение, то все будет! Я сейчас говорю не про физическую пробужденность, хотя и про нее тоже, а про внутреннюю. Это самое сложное.

Что Вам помогает?

- За час до спектакля – отсоединение, чтобы не было интернетов, просто погружение в то, что ты сейчас будешь на сцене делать.

Современная молодежь и классика. Надо ли им знать ее? И в каком виде? Ваш спектакль – это какая-то современная мозаика, где есть классический текст, есть сцены из современной жизни. Бывают ли подростки на таких, как «Город.Женитьба.Гоголь», спектаклях в вашем театре?

- Да, и часто ходят. Молодежь такой спектакль поймет, и ее надо заставить пошевелить мозгами немножко. Они привыкли к голливудской жвачке какой-то в кинотеатрах, где совсем ничего не надо – купи попкорн, и это максимум, на что можно затратиться. Там все так банально разжевано… А здесь их принуждают, вот именно такое слово – принуждают, ведь они уже привыкли не особо включаться сердечно. Здесь думать тоже не поможет, можно включаться сколько угодно, это не спасет ситуацию, можно не понять. Можно думать, размышлять, но надо – почувствовать. Это такая интонация режиссера, его мессендж – почувствовать, как послесловие на утро, вот как раз про это речь. А некоторые выходят после спектакля: «Что это фигня? Что это такое? Что за резанная бумага? Это что за чушь?». А у нас замиксованный сегодняшний Петербург. Это Петр I и Екатерина, это у нас на Дворцовой площади можно увидеть персонажей, с туристами фотографируются, эта пышечная, которой сто лет в Петербурге, и она до сих пор открыта, мы набрасывали такой Питер разный. Да, он порой не срастающийся, но этот набор мозаик нужен для того, чтобы растормошить зрителя, от его привычного состояния просмотра спектакля.

Как Вы ощущаете поддержку зрителя?

- Порой я слышу это, чувствую, как идет спектакль. Первый спектакль в Казани мы отыграли тяжело. И дело не в зрителе, он был на месте, все было в порядке, никто не отвлекал, но мы сами то ли переволновались, то ли что… А он, спектакль, такой тонкий, такой весь невесомый, надо его легко играть. Если у него минут 40 такое пасмурное начало, всем тяжело, тягуче, как смола тянется и заволакивает зрительское внимание, и это начало нельзя играть томно. Его надо играть ярко.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Добрые новости Татарстана»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также