Происшествия12 ноября 2013 6:30

Главный фигурант по делу «Булгарии»: «Я тогда сама хотела поплыть с семьей, но не вышло»

На громком процессе о крушении теплохода в Куйбывшеском водохранилище закончили допрос главного фигуранта дела - субарендатора судна

Светлана Инякина знала, что в конце ее отдадут на «растерзание» потерпевшим. Она, видимо, слишком хорошо подготовилась, так как линия защиты для тех, кто потерял родных и близких, явно отдавала житейской логикой и цинизмом.

Ожидаемого накала страстей не получилось. После адвокатов допрашивать главную подсудимую начала сторона обвинения. Но, увы, откровений услышано не было. Не признающую свою вину Инякину, казалось, не «пробьешь» и из пушки.

Ответы практически на любой вопрос сводились к одному и тому же. Ни о каких проблемах на теплоходе Инякиной как судовладельцу никто не сообщал. Занятая огромными долгами бизнесвумен, по ее словам, все дела скинула на погибшего капитана Александра Островского. Доверие к нему было настолько большим, что она верила буквально каждому его слову. Поэтому разрешительные документы, имеющиеся на судне, она даже не проверяла. Оказывается, опять же по словам подсудимой, Островский занимался всем и трудоустройством, и безопасностью и ведением судовой документации. А подсудимая доверчивая женщина была, словно на побегушках - то подвезет, то принесет, а то и вовсе послушно пойдет туда, куда капитан пошлет.

Вот только стенограмма телефонного разговора ставит под сомнение слова госпожи подсудимой. Сразу после трагедии Инякиной дозвонился руководитель «Водофлота» Руслан Ибрагимов (под лицензией этой компании «Булгария» вышла в свой последний рейс. Доход предприниматели должны были поделить пополам – прим.автора):

Ибрагимов: Капитан мудак?

Инякина: Да.

Ибрагимов: Вышел в волну в три метра?

Инякина: Да, на резкий поворот.

Ибрагимов: Сколько топлива у тебя было?

Инякина: Да, там тонны полторы было.

Ибрагимов: Ну, вот тебе полторы тонны топлива. Итак, деферент на правый борт, цистерны с водой полные, «макаронка» полная, «фекалка» полная, плюс вершталь...

Не видно, что подсудимая настолько уважала и доверяла капитану Островскому. Хотя и на это у Светланы нашелся ответ

– Я была в панике, и я могла наговорить все, что угодно. Заявила она на суде, чтобы прекратить толки. А дальше все по сценарию: «Этим занимался капитан», «Документы были на теплоходе» и язвительное - «Спросите у Ибрагимова». Тут все понятно как говорят в народе «все концы в воду». Островский погиб при крушении теплохода, а Ибрагимов разбился во время выполнения учебно-тренировочного полёта.

- 9 июля я с семьей собиралась плыть на теплоходе «Булгария». Но в кафе нужно было подготовить свадьбу, да и каюта-люкс была занята, - завершила свою торжественную речь субарендатор теплохода.

- Зря не поехали. Мы бы хотели вас там видеть, — только и дождалась от потерпевших Инякина.