Происшествия4 июля 2013 12:00

Помощник механика "Булгарии": "На теплоходе давно надо было поставить крест"

На процессе по делу о крушении судна наконец-то появился, чуть ли не самый ожидаемый член экипажа – Константин Пузанков
Помощник механика "Булгарии" Константин Пузанков начал давать показания в суде

Помощник механика "Булгарии" Константин Пузанков начал давать показания в суде

Фото: Алексей ИСКАНДИРОВ

"ПОТОМ ПРИКРУТИШЬ"

Сложилось такое впечатление, что с начала опроса потерпевших, сторона обвинения больше всего ждала показаний именно помощника механика «Булгарии». Его, как и некоторых других, приставы долгое время не могли доставить в суд по разным причинам.

Константин Пузанков рассказал на суде о том, как Ивашов принимал судно и делал все, чтобы теплоход вышел в рейс.

- «Булгария» была в удручающем состоянии. Вместо капитального ремонта двигателя его просто залатали, - поведал на суде Константин Пузанков. – На агрегатах даже маркировки не было, Ивашов дал мне таблички и сказал: "Потом прикрутишь, а документы я тебе позже передам". Когда чинились, приезжала Инякина и возмущалась, что из-за ремонта мы пропустили два рейса.

ТЕПЛОХОД НЕЛЬЗЯ БЫЛО ВЫПУСКАТЬ

Придя в Казань с залатанным двигателем, 4 июля Пузанков решил уволиться, тогда еще он занимал должность старшего механика, но капитан Александр Островский попросил его не бросать и остаться помощником механика без изменений в зарплате.

- Ходить с одним двигателем было нельзя. На капитальный ремонт нужно было от полугода до года. Ивашов должен был давно поставить на теплоходе крест и не выпускать его, - объяснил желание уволиться Константин Пузанков.

Но капитану удалось его уговорить, даже не смотря на то, что субарендатор Светлана Инякина задолжала Пузанкову зарплату за предыдущую навигацию более 100 тысяч, а самому Островскому и вовсе около полумиллиона. Субарендатору каким-то образом удавалось так долго кормить своих сотрудников «завтраками».

НА "БУЛГАРИИ" ПИЛИ

На вопросы гособвинения о пьянстве экипажа, помощник механика ответил, что тех, кто пил, они списали на берег еще по пути из Перми, и тут же на суде сдал старшего механика Владимира Подьячева, который так и не смог выбраться с тонущего судна.

- Он не вышел на вахту. Его попросту не смогли растолкать. Я думаю, он был пьян, - смог выдавить из себя Константин Пузанков.

СУДНО НЕ ДОТЯНУЛО БЫ ДО МЕЛИ

Чудом выживший помощник механика, также рассказал, почему он заглушил двигатель, когда теплоход начал тонуть. Как оказалось, не было никакой разницы, работал бы он в это время или нет. Судно все равно бы не дотянуло до мели.

- Когда в машинном отделении начало все заливать, я на автомате выключил двигатель, чтобы выпрыгнувших в воду пассажиров не затянуло винтами. Но потом осознал, что это дизель-электроход и винты крутит электродвигатель, а его уже залило и там все замкнуло, - вспоминал Константин Пузанков.

ОСТАЛИСЬ ВОПРОСЫ

Сам помощник механика после этих событий не желает больше ходить на судах, сейчас он ударился в строительство. Именно из-за командировки в Нижегородской области его не смогла найти ни повестка, ни судебные приставы. А на то, что Инякина осталась ему должна зарплату, он давно махнул рукой.

- Иск я подавать не буду. С нее и так взять нечего, - вздыхая, сообщил корреспонденту «КП» Констанин Пузанков.

Допрос помощника механика продолжится завтра. И это понятно, гособвинение попросило время для проверки показаний, которые он дал сегодня, и к тому же к нему осталось ни мало вопросов – около 80.

Накануне на заседании по делу о крушении представители Роспотребнадзора Татарстана заявили, что теплоход вышел в рейс без «медсправки», то есть не законно.

Кроме того, до сих пор приставы и полиция не могут привести в суд для дачи показаний около дюжины пассажиров и членов экипажа, которые могли бы пролить свет на ту ужасную трагедию.

Напомним, трагедия в акватории Куйбышевского водохранилища произошла 10 июля 2011 года. Теплоход «Булгария» пошел ко дну за считанные минуты. Тогда при крушении погибли 122 человека.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Владелец «Булгарии» не считает себя виновным в трагедии. Всю вину Валерий Незнакин складывает на Инякину. (Читать далее)