Происшествия6 мая 2013 16:00

Потерпевшие по делу теплохода «Булгария»: «Такое ощущение, что смотришь плохую комедию»

В Казани начался самый громкий процесс о трагедии на воде за последние несколько лет
Судебный процесс продолжится 27 мая, а пока перерыв

Судебный процесс продолжится 27 мая, а пока перерыв

Рассматривать дело о затонувшем двухпалубнике судья решил во дворце культуры «Юность». Причина проста: в самом суде залы малы настолько, что не вместят даже половину потерпевших. А их - 179 человек.

Однако актовый зал ДК, рассчитанный на 500 человек, оказался заполнен лишь на треть. Кто-то со стороны пострадавших решил, что процесс – не повод пропускать сессию в институте, кто-то вышел замуж и уехал в другую страну, а кто-то остался дома с маленьким ребенком. Впрочем, были и сознательные мамочки, которые все же приехали в зал ДК вместе с детьми.

- Вы молодец, - похвалил одну из них судья и, учитывая возраст ребенка, отпустил мамочку домой.

После того, как судья долго зачитывал все фамилии потерпевших, указанные следователем в обвинительном заключении, выяснилось, что в списке есть люди, внесенные в него дважды, а кого-то внести в него вообще забыли, хотя в материалах дела их фамилии есть.

«ДАЙТЕ СТОЛ И НОУТБУК!»

На сцене никаких декораций. В центре - стол председательствующего судьи. Перед ним несколько томов уголовного дела из сотни. За спиной – герб России, рядом два государственных флага.

На импровизированной скамье подсудимых, за решеткой, – пятеро: генеральный директор ООО «АргоРечТур» - субарендатор теплохода «Булгария» Светлана Инякина, начальник Казанского линейного отдела Волжского управления Госморречнадзора Ространснадзора Ирек Тимергазеев, старший эксперт Камского филиала Российского речного регистра Яков Ивашов и экс-главный государственный инспектор Казанского линейного отдела Волжского управления Госморречнадзора Ространснадзора Владислав Семенов. Они находятся под арестом, и в актовом зале ДК сидели в клетке, на одной лавочке. Пятый фигурант – бывший помощник капитана «Булгарии» Рамиль Хаметов скромно расположился в первом ряду партера и все заседание не поднимал глаз.

В ДК половина зала оказалось пустой.

В ДК половина зала оказалось пустой.

Зато Ирек Тимергазеев в очередной раз выступил с ходатайством, попросив дать ему еще немного времени, чтобы дочитать тома уголовного дела. А это ни много ни мало с 1 по 17-й и с 75 по 100-й тома.

- Месяца хватит, - как то не слишком уверенно предположил начальник Казанского линейного отдела Волжского управления Госморречнадзора Ространснадзора.

Тут же выяснилось, что не дочитал несколько томов и Владислав Семенов.

- Мы против! Это же затягивание процесса! Итак, уже два года почти ждем! – послышались в зале выкрики тех, кто потерял в акватории Куйбышевского водохранилища родных и близких.

Но у подсудимых на этом желания не закончились. Все тому же Тимергазееву для процесса понадобился за решетку ноутбук и столик.

- Ну, или дощечку какую-нибудь. А то писать так неудобно, - оправдывался он перед судьей.

И если с ноутбуком все более-менее ясно и в зале заседания использовать технику чиновнику разрешили, то об остальных «удобствах» придется забыть.

- За 20 лет работы в суде никаких столиков за решеткой я там не видел. Все пишут на коленках, если надо, - объяснил свой отказ судья.

- Им еще туда кондиционер подай, наручники сними. Это что ж за безобразие?! Это суд или курорт?! – возмущались после потерпевшие.

5 миллионов за дочь и не рожденного внука

- Они же специально процесс затягивают. Вы же все видите, слышите. Но я все равно буду до конца ходить на заседания, - уставшим голосом говорит потерпевшая Гульнара Зарипова.

В тот злополучный рейс она отправилась вместе с дочерью и коллегами по работе. От неминуемой гибели ее спасла дочка.

- Мы обязательно будем требовать компенсацию морального вреда. Сумму говорить не буду – она чисто символическая, - объяснила женщина.

Впрочем, она, как оказалась, не одна такая. «Чисто символическую» компенсацию морального вреда будут требовать еще несколько человек. Суммы разнятся от 50 до 100 тысяч рублей. Но есть и такие, кто собирается по полной программе расквитаться с теми, из-за кого погибли их самые близкие люди. И в этом случае счет идет на миллионы рублей.

- Я потеряла 20-летнюю дочь - кормильца! Кто мне будет воду подавать под старости лет? Некому. У меня ни детей, ни внуков. Она у меня была беременная, - возмущается Лилия Салахиева. 10 июля 2011года она потеряла единственную дочь, которая отправилась на «Булгарии» в свое свадебное путешествие.

- Мне терять нечего. Я буду ходить и добиваться самого сурового наказания. И моральную компенсацию обязательно потребую. 5 миллионов рублей. Это пока только с Инякиной. На остальных тоже подам, - пообещала безутешная мать.

Родные обмениваются последними фотографиями своих погибших детей.

Родные обмениваются последними фотографиями своих погибших детей.

«THE SHOW MUST GO ON..?» («ШОУ ДОЛЖНО ПРОДОЛЖАТЬСЯ..?»)

- Это больше похоже на театральное шоу. У меня такое ощущение было, что я сижу на плохой комедии, а передо мной разворачивается действие, - один за другим отвечали потерпевшие, выходившие из зала ДК после того, как было объявлено о переносе судебного заседания.

Фирдания Камалова вместе с супругом Фикратом потеряли дочку Фариду. Во время заседания им передали последние фотографии, сделанные в Булгарах в день трагедии.

- Это нам отдал отец парня, с которым работала Фарида. Он тоже погиб, а мы вот теперь, старики одни остались…- едва сдерживается Фикрат Камалов. После процесса ему пришлось обратиться к медикам, дежурившим рядом с ДК – слишком тяжело супругам дается присутствие на заседании. Но они намерены дойти до конца и добиться сурового наказания тем, кто, по их мнению, виновен в гибели их дочки и еще ста с лишним человек.

P.S.

Следующее судебное заседание назначили на 27 мая. У двух подсудимых будет время дочитать то, что они не успели, а у не явившихся в этот раз потерпевших возможность уладить свои дела и предстать перед судом.

Только цифры

Масштаб трагедии

122 человека погибло.

79 пассажиров и членов экипажа выжили.

179 человек официально признаны потерпевшими.

100 томов насчитывает уголовное дело.

Начались слушания по делу о крушении "Булгария"