2018-11-19T18:30:11+03:00
15

Откуда берется бензин в независимых автозаправках и почему он "серый"

Доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский на радио `Комсомольская правда`Доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский на радио `Комсомольская правда`Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Обсуждаем в премьерном выпуске программы "Неделя в цифрах" с экономистом Никитой Кричевским

Откуда берется бензин в независимых автозаправках и почему он "серый"

00:00
00:00

В. Алфимов:

- У нас сегодня в гостях Никита Кричевский. Это программа «Неделя в цифрах». Самые главные цифры этой недели…

Н. Кричевский:

- На мой взгляд, как минимум, четыре темы, которые есть смысл сегодня обсудить…

Сегодня принят закон о самозанятых. Цифра недели – это 4%. Сегодня вышло программное интервью Игоря Сечина, руководителя «Роснефти», по поводу независимых АЗС. Там цифра недели – это не 60% рынка контроля, а 30% рынка – первое. Второе – это то, что биржевая торговля бензином монополизирована, ну, скажем, квазимонополизирована одной из компаний. Третья цифра недели – это 300 млрд. рублей невостребованных вкладов, о которых тоже на этой неделе говорили.

В. Алфимов:

- Вроде 20 было?

Н. Кричевский:

- Нет, там по разным оценкам… по моим оценкам – порядка 300. По оценкам других экспертов, профильных специалистов банковской сферы – это где-то 5-7% от общей суммы вкладов. А общая сумма вкладов порядка 28 триллионов на сегодняшний день. И, наконец, последний факт – долги по услугам ЖКХ предполагается отдать на откуп коллекторам. Вот с чего?

В. Алфимов:

- Я не могу ответить на этот вопрос.

Н. Кричевский:

- Давайте начнем с самозанятых. Это, пожалуй, наиболее неоднозначный законопроект, одиозный, я бы сказал, законопроект, который сегодня был принят. Я должен сказать, что я не поддерживаю общий тренд или лейтмотив обсуждения этого законопроекта применительно к бабушке, которая печет и продает пирожки…

В. Алфимов:

- Давай определимся, кто такие самозанятые?

Н. Кричевский:

- Разговор идет не о самозанятых, а о профессиональном доходе. Что это такое? Это определение закона. Доход физлиц от деятельности, при которой они не имеют работодателя и не привлекают наемных работников. То есть, это люди, которые кормятся своим трудом. Своими работами, своими услугами, своим маленьким кустарным производством. В итоге они получают профессиональный доход и вот этот профессиональный доход, предполагается, планируется облагать по ставке 4%. Почему я сразу сказал, что я не поддерживаю общий лейтмотив по поводу той пресловутой бабушки? Потому что я, в отличие от прочих комментаторов и экспертов, этот закон прочитал. И я специально, для того, чтобы слушатели поняли, о чем идет разговор, выписал и принес вам самую сермягу – а именно статью 6 «Объект налогообложения», подпункт 4, который введет вас в ступор, если вы не слышали…

В. Алфимов:

- Нет, не слышали…

Н. Кричевский:

- Не считаются профессиональным доходом доходы государственных гражданских муниципальных служащих – а вот теперь внимание! – за исключением доходов от сдачи в аренду, наем жилых помещений.

В. Алфимов:

- Я ничего сейчас не понял, давай простыми словами, что это означает?

Н. Кричевский:

- Это означает, что с некоторых пор наши государственные муниципальные служащие не имеют права ни выводить деньги за границу, ни покупать за границей никакие активы – недвижимость или еще что-то, ни держать никаких там ценных бумаг. В то же время доходы у них огромные, причем, доходы, давайте говорить откровенно, коррупционные. Деньги остаются в России. Куда эти деньги можно вложить? Естественно, в квартиры, в земельные участки, в загородные дома и прочее. Но вложить и обелить – это разные вещи. И вот этот закон позволяет им обелить эти незаконные коррупционные доходы. Каким образом? Вы сдаете квартиру или загородный дом, предположим, водителю – причем, можете объявить абсолютно любую цифру – скажем, от 10 тысяч долларов до 100 тысяч долларов в месяц и выше – это ваше право и право вашего водителя. Естественно, никто никому денег не платит. Но раз в месяц идет отчет в налоговую инспекцию по итогам года и вы сдаете декларацию, где вы декларируете этот профессиональный доход, будучи государственным муниципальным служащим, от сдачи в аренду и наем принадлежащих вам жилых помещений. Вот и все. А дальше, когда мы будем говорить – вот если бы здесь был Андрей Михайлович Макаров, один из авторов этого закона, я бы сказал: Андрей Михайлович, ну, какая же это простота? Ну, давайте возьмем элементарную ситуацию. Предположим, вы получаете предоплату за пирожки. И по итогам месяца – а налоговый период по этому закону месяц, а не год – вы не вырабатываете всю предоплату, ну, по разным причинам. Кто-то не пришел, кто-то заболел, где-то другие обстоятельства произошли. Остаются излишне перечисленные деньги. Как вы докажете налоговой инспекции, что это была предоплата, которую вы полностью не выбрали и вам придется эту предоплату вернуть. А налоговая вам будет начислять за всю сумму. Значит, вам нужно будет вести налоговый бухгалтерский учет. Это простота? Нет. Там есть масса прочих моментов, которые в общем и целом говорят о том, что гораздо проще зарегистрироваться как ИП, уплачивать 6% и ни о чем не думать.

В. Алфимов:

- Именно об этом и спрашивают нас наши слушатели – а не перейдут ли ИП в самозанятые для уменьшения налога?

Н. Кричевский:

- В категорию тех, кто получает профессиональный доход, перейдут не ипэшники, потому что у них все отрегулировано, а, например, уборщицы – сотрудники клининговых служб, которые убирают офисы – ну, зачем им платить, как ипэшникам, 13%, когда они могут спокойно получать те же деньги, но выплачивать 4% без страховых взносов. Перейдут аудиторы, программисты… перейдут все, кто угодно – те, за кого сегодня вы платите сегодня налоги, причем, налоги большие, вместе со взносами, их отправят на вольные хлеба и они будут получать профессиональный доход и, соответственно, будут становиться частью отчетности налоговой службы, которая будет говорить – ну, вот, видите, как это все работает! Больше того, миллиард рублей запланировали на рекламу этого закона – правда, не так давно отменили эту статью расходов…

Алексей:

- Мне 66 лет. Я застал то время, когда сидели бабушки и торговали семечками… И вот сейчас этих бабушек нет практически. А вот если они появятся, как они смогут платить и какой налог? И как они посчитают его?

Н. Кричевский:

- Алексей, там каждый раз нужно будет при каждой продаже стакана семечек выписывать чек. Обязательно. И еще момент – абсолютно правильно ставится вопрос – а как бабушка докажет, что она участвует в налогообложении? Конечно, если будет приложение «мой налог» в мобильном телефоне, это все будет здорово… Но – я вам с самого начала сказал, что цель закона – не обложить 4-процентным налогом бабушек с семечками, а – обелить доходы наших чиновников. Это мое предположение.

В. Алфимов:

- Идем дальше по списку наших вопросов. Невостребованные вклады россиян, которые лежат в банках, предлагают направлять в бюджет.

Н. Кричевский:

- Сегодня эти вклады, будучи невостребованными, остаются в распоряжении банков. Мы вначале говорили, что, по разным оценкам, это может быть не меньше, чем несколько десятков миллиардов рублей… Эти деньги в любом случае остаются в банковской системе, а банковская система у нас заточена на получение прибыли, как вы знаете.

В. Алфимов:

- Это означает, что банки все это время эти деньги крутят?

Н. Кричевский:

- Да. И получают с них доход. И они никому ничего не обязаны за эти деньги. Вот вопрос – вы за то, чтобы эти деньги шли в бюджет? Либо за то, чтобы эти деньги оставались в банковской системе невостребованными еще на протяжении 10-20-50 лет?

Почему эти вклады не востребованы? Потому что либо это копеечные вклады, либо очень много одиноких людей, которые ушли в мир иной, не оставив завещания, либо скоропостижно скончались, либо погибли – в любом случае, эти заначки остаются в банковской системе. В таких случаях Гражданский кодекс предусматривает статьей 1151 формулировку выморочное имущество. Под выморочное имущество попадают активы умерших и не оставивших завещания. Это могут быть квартиры, автомобили, земельные участки… но Гражданский кодекс не регулирует вопрос денежных активов.

В. Алфимов:

- Вымороченное имущество уходит государству?

Н. Кричевский:

- Да.

В. Алфимов:

- А вот денежные активы туда не попадают?

Н. Кричевский:

- На усмотрение законодателя, написал Гражданский кодекс. И законодатель говорит – а давайте мы будем направлять в бюджет, то есть, в казну, как, собственно, всегда и было. Давайте вспомним благословенные дореволюционные времена – вот ровно так и происходило, если нет наследников, нет завещания и прошло более 10 лет, то эти активы уходят в казну. Я не совсем понимаю суть дискуссии по поводу вот этих невостребованных вкладов… Почему эти вклады должны принадлежать кому-то другому, кроме как государству? Я, например, считаю, что точно так же, как квартиры и все остальное, эти деньги должны уходить в бюджет. А уж как этот бюджет будет распределять эти дополнительные доходы, это разговор отдельный.

В. Алфимов:

- Но почему бы их не оставить в банке? Какое право государство имеет на частную собственность какого-то лица?

Н. Кричевский:

- По поводу частной собственности я бы с вами поспорил, потому что для нас это понятие больше фантомное, нежели реальное…

В. Алфимов:

- Но почему государству? Какое право оно имеет?

Н. Кричевский:

- А потому, что эти деньги, после того, как человек на протяжении, скажем, 10 лет не предъявляет претензий, либо не оставляет завещания, должны принадлежать либо государству, либо, если вдруг кто-то находится, должны быть возвращены непосредственно тому, кто имеет на это право. Ровно такая ситуация прекрасно регулируется на современном западе – там есть временные промежутки от 10 до 50 лет. А в Швейцарии, насколько я знаю, даже публикуется список тех граждан, чьи вклады на протяжении, предположим, 10 или 20 лет не востребованы. Может быть, кто-то найдется из наследников, из родственников, придет, предъявит завещание и скажет – все денежные средства принадлежат мне. И в этом случае они будут отданы. Кстати, Валентин, хорошая мысль – может быть, есть смысл обязать банки публиковать фамилии и имена тех, чьи вклады на протяжении…

В. Алфимов:

- Нет, это уже будет разглашением персональной информации…

Хорошо, берем другую ситуацию. У меня есть 10 млрд. – условно – я их кладу в банк и живу на эти деньги спокойно – у меня капает с них процент, я не хочу с ними ничего делать. И вот я живу пять лет, десять, а через десять лет у меня их отберут, что ли?

Н. Кричевский:

- Так вы же получаете проценты, Валентин! Вы обозначаетесь. Вы продлеваете этот вклад. Вы меняете условия в зависимости от конъюнктуры… Поэтому это вас не касается, разговор идет о тех вкладах, владельцы которых никак не проявляются.

Олег, г. Подольск:

- Добрый вечер! Конечно, меня зацепила больше первая часть, но по вкладам – конечно, тут в бюджет. Но откуда эти деньги берутся, вообще-то странно…. Вообще удивительно, что там за суммы такие миллиардные… Но позвольте по первой части. Вот я, как самозанятый, вот я работаю в сельской местности, я пенсионер, с женой, но я же, извините, плачу арендную плату, излишки продовольствия у меня там – мясо, молоко – ну, мы же платим деньги и в лаборатории, и на арендную плату, и корма, и т.д. Нам же государство не помогает.

Н. Кричевский:

- Молодец! Вот для того, чтобы учесть это в качестве затрат, нужно ввести бухгалтерию, нужно ввести учет. А этот закон не предполагает правила бухгалтерского учета. То есть, он предполагает загрузку мобильного приложения и выписывание чека через мобильный телефон. Все.

Олег:

- Ну да. И еще, Никита, - что это за торговые сборы для Москвы и Питера только? За арендную плату? Там плюс аренда и плюс еще какие-то тысячи набегают, что Москва предоставляет торговые площади? Вообще удивительный налог. Нигде его нет, но…

Н. Кричевский:

- Это не налог, это сбор, который Москва, как субъект федерации, имеет право учреждать и имеет право взимать. Почему это сделано в Москве, у которой с доходом в бюджет все вроде бы неплохо, я не знаю. С таким же успехом можно задать вопрос – а почему у нас столько камер фиксации нарушений ПДД появилось в последнее время?

В. Алфимов:

- Когда наш слушатель начал говорить про сбор в Москве, вспомнились почему-то 90-е, рынки… там тоже сборы были. Ходили специально обученные люди и собирали…

Н. Кричевский:

- Это к вопросу – куда должны идти эти поступления. То ли оставаться банкирам, то ли идти в бюджет государству.

В. Алфимов:

- Подводим итоги нашего голосования. 69% наших слушателей считают, что надо отправлять деньги в бюджет. Те самые невостребованные вклады в банках надо отправлять в бюджет, чтобы эти деньги работали на государство.

Н. Кричевский:

- Огромный привет господину Аксакову и депутатам Госдумы! Настроение общества наше голосование отражает.

В. Алфимов:

- А сейчас перейдем к бензину… но предварительно мы пообщаемся с нашим постоянным слушателем, с Юрием из Волгограда.

Юрий:

- Добрый вечер! Есть два известных факта. Когда гражданин открывает вклад, заключает договор с банком, в этом договоре все данные гражданина – адрес, телефон и т.д.

Н. Кричевский:

- И что из этого следует? Вот он его открыл 20 лет назад, 20 раз переехал, 30 раз поменял телефон…

Юрий:

- Вы сейчас поймете. Второй факт. Банки разыскивают должников – кто по кредитам не платит. Значит, по спящему вкладу надо обязать банки, прежде всего, найти вкладчика и напомнить ему об этом вкладе. Если окажется, что он помер, а наследников нет, - тогда государству. Но банк сначала должен разыскать человека. Должников разыскивают, а не могут разыскать вкладчика?

Н. Кричевский:

- Согласен.

В. Алфимов:

- А если государство будет заинтересовано в том, чтобы ему денежки уходили, то и искать никого не будут… ни при каких обстоятельствах.

Н. Кричевский:

- А если государство будет следовать принципам социальной справедливости, оно действительно обяжет банки, по крайней мере, уведомлять общество и любые необходимые структуры, что есть энное количество вкладов, которые на протяжении 10 лет не востребованы. И еще один момент – а что делать с банками, у которых отозваны лицензии? Там же АСВ подвисает, между прочим… У вас, предположим, там осталось 1000 рублей, вы о ней забыли… или, не дай бог, ушли в мир иной. И у банка отзывают лицензию. Дальше – куда АСВ девает эти деньги? Ведь оно обязано по закону о страховании вкладов вернуть эти деньги, а оно их не возвращает. Подвисает сумма. А таких тысячерублевок по России в целом, я уверен, наберется не на один десяток миллионов.

В. Алфимов:

- В общем, будем следить за этой историей и обязательно вам расскажем.

Поехали дальше… Про бензин…

Н. Кричевский:

- Погодите, Валентин… прямо подмывает про ЖКХ два слова сказать…

В. Алфимов:

- Долги по ЖКХ передадут на аутсорсинг… то есть, коллекторам.

Н. Кричевский:

- Есть предложение передать взыскание долгов по ЖКХ с населения, да. При этом, надо сказать, что, насколько я помню, всего 5% должников по сумме ЖКХ это как раз физлица. Остальные 90-95% - это организации. Причем, организации, принадлежащие, например, министерству оборону, министерство здравоохранения… Но не об этом речь… Смотрите, какая история. Чьи обязательства по изысканию и изъятию этих долгов? Федеральной службы судебных приставов. Она действительно зашивается сегодня, потому что полно хозяйственных споров, по которым вынесено решение и надо получать, соответственно, долги. Алименты. Там материальная сторона, тут социальная сторона. Я один раз попал в отделение службы судебных приставов и я оттуда вышел выжатый, хотя был там полчаса. Эти судьбы и эта депрессия мамочек, которых бросили мужики и не платят им алименты, - зашкаливает. Я искренне сочувствую тем, кто там работает. Но разговор не об этом. Разговор о том, что в эту массу еще вливаются долги по услугам ЖКХ, которые предлагается отдать на аутсорсинг. То есть, частным коллекторам. Приблизительно то же самое несколько лет назад начали делать крупнейшие розничные банки страны – не буду их сейчас называть… Схема очень проста. Долги продаются своим подкожным коллекторам за 5-6% от их стоимости. А на самом деле коллекторы взыскивают не 5-6%, а 20-30, а то и 50 процентов… Куда идут остальные деньги? Выводятся. Через коллекторские агентства они выводятся куда угодно. Обналичиваются, на запад идут, финансируются… Вот ровно такая история вполне возможна в сфере ЖКХ. Когда своим коллекторским агентствам жилищно-коммунальные услуги будут передавать долги за те же самые 5-6% – ну, хорошо, 20% - от стоимости. Коллекторы будут получать 50-70%, а то и больше, потому что они получат право еще дополнительно отключать там электричество, воду и даже вставлять в канализацию затычки… поэтому мы будем платить. Я уже не беру ситуацию, когда две управляющие компании параллельно выставляют счета за одни и те же услуги. Куда пойдут эти деньги дальше? Туда же, куда девают их банкиры, которые сегодня работают со своими собственными коллекторскими агентствами. В итоге что получается? Служба судебных приставов освобождается от вала долгов по услугам ЖКХ, коллекторы получают дополнительный фронт работ, ЖКХ выводит деньги куда заблагорассудится… - в проигрыше остаемся все мы, но это уже детали, согласитесь… И, наконец, последнее – я считаю, что надо идти дальше, ребята! Коллекторы по долгам ЖКХ – это только начало процесса! Следующее, как мне кажется, надо организовать частные тюрьмы! Ну, если услуги частных приставов вы передаете частникам, то почему бы обязанности службы исполнения наказаний не передать частным тюрьмам? И дальше мы получаем пятизвездочные люксы, шашлыки, крабы, пасеки и т.д.

В. Алфимов:

- Я думаю, что некоторые сидельцы, с которыми активно переписывается, кстати, в том числе, и радио «КП», были бы рады таким условиям… но не знаю, насколько это возможно… Другими словами, очень здесь коррупционноемкая история может получиться.

Н. Кричевский:

- А дальше получится, что выйдет частный негосударственный автоинспектор на дорогу.

В. Алфимов:

- Каковых уже достаточно много. По крайней мере, охранники, которые стоят рядом с камерами фото- и видеофиксации…

Меняем тему. Про бензин…

Н. Кричевский:

- Бензин и дизтопливо должны быть по 20 рублей за литр. За все, что выше, расстреливать на месте…

В. Алфимов:

- Мы-то все согласны… Я тоже помню, когда 95-й стоил 11 рублей…

Н. Кричевский:

- Во-первых, не 95-й, а 92-й… во-вторых, я помню, когда он стоил 40 копеек… А есть слушатели, которые помнят и 10 копеек за литр…

В. Алфимов:

- Хорошо, поехали про бензин. Очень много разговоров ведется в последнее время про бензин на заправках, много говорится про независимые автозаправки, и вот вице-премьер Дмитрий Козак тут сказал на этой неделе, что нет предпосылок к подорожанию бензина.

Н. Кричевский:

- Их не то что нет, а заключено соглашение до конца марта. Какие могут быть предпосылки, если цены зафиксированы?

В. Алфимов:

- Ну, а если бы они не были зафиксированы, то… должен бензин расти или нет?

Н. Кричевский:

- Нобелевский лауреат Пол Самуэльсон, не устаю повторять, когда-то сказал своим ученикам – прогнозируйте все, только не цены! Потому что, если кто-то приходит и говорит – я знаю, сколько будет стоить – считайте, что человек сбежал из дурдома. Почему? Потому что есть столько факторов, которые ежесекундно влияют на цену неважно за какой товар, что предугадать все их невозможно даже если у вас самый современный суперкомпьютер. Но я все время жду, Валентин, что вы в двух словах расскажете о том, что у вас есть заправка по дороге…

В. Алфимов:

- Да. Собственно, мы начали с того, что очень много говорится в последнее время про независимые автозаправки. Что такое независимая автозаправка? Ну, вот едешь по трассе – здесь Роснефть, здесь Лукойл, здесь Газпром – крупные компании. Вертикально интегрированная нефтяная компания – ВИНК. А бывает заправка №69… У меня прямо возле дома две заправки. Одна – ВИНК, где я и заправляюсь… а рядом, в 500 метрах – заправка-заправка… там бензин дешевле. На два рубля примерно. И туда люди едут заправляться. А я – нет.

Н. Кричевский:

- Почему это происходит? Я вам должен сказать одну простую вещь, которую почему-то никто не говорит на протяжении 20, а то и 25 лет. Все эти годы в РФ наравне с официальным топливным оборотом существует вторая параллельная нефтяная экономика. Я имею в виду, что до 20% добываемой нефти в отдельных регионах теряется из-за приписок, из-за документации, из-за наличного оборота, из-за воровства, из-за коррупции. Куда идут эти добытые, но не учтенные 20%? Они перегоняются на теневые нефтеперерабатывающие заводы.

В. Алфимов:

- Как можно построить незаметный нефтеперерабатывающий завод?

Н. Кричевский:

- Вы его устанавливаете и регистрируете не как НПЗ, а как, например, установку по производству гидроизоляционного битума. И он по документам у вас производит битум, а на самом деле осуществляет вазгонку нефти. Кроме того, эти НПЗ могут перерабатывать и доводить до бензина и дизтоплива, например, топочный мазут, печной мазут, судовой мазут, какие-то фракции, какие-то суррогаты и потом продавать их на два рубля меньше на заправках 6х9. Почему на два рубля меньше? Потому что это теневой оборот, заправки частные, как правило, они принадлежат тем же, кому принадлежат теневые нефтебазы, а они же по документам частные – то есть, у нас же легальный бизнес… и эти бензиновые и топливные ресурсы отправляются и реализуются через ту самую заправку, где бензин на два рубля меньше. Почему на два рубля меньше? Потому что они не платят налоги. Там нет НДС, там нет акциза, там нет официальных сборов, там нет подоходного налога сотрудников, там нет ничего. Каким образом? Ведь есть же кассовый аппарат? Да очень просто. Вы можете продавать по топливным картам, которые вы реализуете своим крупным предпринимателям, с которыми вы работаете, вы можете торговать с ними, скажем, не по 45 рублей, а по 35 – совершенно спокойно. Но за нал. И предприниматели на это идут, потребители. Потому что это дешевле. Помимо топливных карт есть талоны, есть возможность скрутить счетчик, есть масса других способов… в конце концов, есть бензовозы, которые вы загоняете на предприятие, если это крупный потребитель… и реализуете, заправляете их непосредственно на территории автомобильного предприятия. Все это есть. И особенно это развито – не поверите! - на Дальнем Востоке. Я несколько дней назад держал в руках оперативную справку об одном из таких деятелей, которому принадлежат сеть АЗС, несколько фирм-посредников, нефтебаза и по совместительству он является учредителем тамошнего топливного союза, который грозится в ближайшие дни объявить чуть ли не всероссийскую забастовку протеста против высоких цен. Что самое интересное, они могут купить, предположим, одну тонну бензина у той же Роснефти, Лукойла или Газпрома, с их нефтеперерабатывающего завода, а потом прогонять одни и те же документы пять-десять раз в качестве уже оправдания для своих партий, для партий контрафакта, который они производят и потом реализуют. И не подкопаешься, потому что сквозного контроля, помимо НДС, у нас сегодня у нефтянки нет.

В. Алфимов:

- То есть, это тот самый серый бензин, который нигде не учтен. Это вообще черный рынок, получается?

Н. Кричевский:

- Да. И эта система на протяжении 20-25 лет существует и продолжает существовать, потому что коррупция бессмертна, а проверить нефтяную цепочку сегодня не представляется возможным по всей стране.

В. Алфимов:

- Мне, как честному автолюбителю, честно говоря, все равно, какая это заправка…

Н. Кричевский:

- Вопрос в другом. В качестве.

В. Алфимов:

- Вот! Поэтому я хочу спросить – я могу там заправляться или нет?

Н. Кричевский:

- Я бы не стал экономить. Если вы едете в формате каршеринга, тогда без разницы. А если у вас своя машина – не надо. Но я должен сказать, что наводить порядок в этой сфере должны не мы с вами, голосуя кошельками, или ногами, или колесами… а государство. Ведь та же Роснефть сколько ловила этих мошенников за руку! А что она может сделать? Они как продолжали работать, так и продолжают. Они сегодня угрожают всероссийской забастовкой, они публикуют открытые письма президенту и говорят – если вы не наведете порядок, мы замотаем шланги и прекратим обслуживать клиентов.

В. Алфимов:

- Вот Игорь Сечин говорит, что вот эти независимые АЗС могут стать угрозой не только для Роснефти, а для любой крупной компании…

Н. Кричевский:

- Угрозой социальной стабильности в стране. И крайними окажутся крупные нефтяные компании и государство. То есть, вот сегодня происходит то, о чем мы говорили несколько лет назад, когда вводилась система «Платон». Тогда известные, ныне опальные дагестанские миллиардеры, по чьей просьбе – не будем говорить по чьей - выделили буквально чемоданы наличности для контрпропагандистской компании: как это плохо, как это ужасно. В итоге, «Платон» ввели, цены на продукты не выросли, благодаря «Платону», ничего не случилось, в бюджет поступают десятки миллиардов рублей.

В. Алфимов:

- Да, мы это обсуждали… Есть еще одна тема, которую мы не успеем обсудить, но в этой новости прекрасно все. Чиновница, незаконно выписавшая себе премии на 108 тысяч рублей, оштрафована… на 40 тысяч… Я вас поздравляю!

Н. Кричевский:

- Супербизнес! Чтоб мы так жили!

В. Алфимов:

- И еще я вас поздравляю с тем, что со следующей недели «Неделя в цифрах» с Никитой Кричевским в прямом эфире на радио «Комсомольская правда» каждый четверг, в 20.00!

15

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ