2016-07-14T10:30:19+03:00

Смогут ли пираты взять на абордаж российский интернет?

00:00
00:00

Афонина:

– Итак, о чем говорим в течение этого часа. Мы говорим о пиратах. Смогут ли они взять на абордаж российский интернет? Надо ли брать интернет под контроль? И, главное, возможно ли это?

У нас в студии спецкор «Комсмолки» отдела политики Дмитрий Стешин, корреспондент отдела политики Юля Алехина. И наш гость, член конвента Пиратской партии Владимир Чижевский.

Алехина:

– Думаю, правильнее представить так. У нас в гостях лидер Пиратской партии России, самый знаменитый сторонник свободного распространения информации в интернете, просто лауреат государственной премии Сомали в области пиратства… Это шутка.

Чижевский:

– Отнюдь. У нас в Сомали есть люди. Из Пиратской партии России.

Алехина:

– Так что же, у нас в России будет пиратская партия? Какие перспективы развития?

Чижевский:

– У нас есть Пиратская партия. Мы сейчас проходим в Минюсте процедуру регистрации. Документы сдали успешно. Правда, не под брендом «Пиратская партия России». Был такой казус, что пришла бумага от какого-то клерка из Минюста, который написал, что «Пиратскую партию мы зарегистрировать не можем, так как пиратство – разбой на море. И лица, находящиеся в заключении, партию зарегистрировать не могут». Ну, над этим посмеялись. В Европе и у нас. Да и в Минюсте. Люди там нормальные. Вменяемые. Мы даже попытались с ними судиться. Судья был в недоумении. Говорит, что нет никаких противопоказаний зарегистрировать Пиратскую партию, но дело в том, что мы документы подали на пиратскую… тут была отказная бумага. Там есть такой процедурный бюрократический вопрос, нам предложили подать с другим названием. Мы думали, может, сделать «ПираЦЦкая». С таким стебом… Но потом решили не хамить. И зарегистрировать партию без названия. На учредительном съезде, если он примет, что название будет без названия «Пиратская партия», то процедура пройдет нормально.

Афонина:

– У каждой партии есть своя программа, есть, к чему партия стремится, основные законы, по которым она собирается жить.

В данном случае мы говорим о шутке? Или о серьезной программе.

Чижевский:

– Программа есть. И более, чем серьезная. Интернет вообще воспринимали, как игрушку. А сегодня это очень мощный инструмент, которого страшатся многие, кому есть, чего страшиться. А программа у нас не много, ни мало – строить будущую цивилизацию. И конкретно: на территории РФ, ру-язычные зоны… Мы несколько по-другому воспринимаем границы, которые существуют. Мы живем на этой территории, здесь живут наши дети, наши родители. Будем делать здесь хороший и светлый дом.

Афонина:

– Если есть одно действия, есть ему и противодействия. Считаете ли вы, что в последнее время так называемые силовики, о которых мы сегодня не единожды будем говорить, уже пошла в наступление на интернет-пространство? Звучат все новые и новые заверения в том, что нелишне бы интернет взять под тотальный контроль.

Стешин:

– Можно я процитирую? Генпрокурор Юрий Чайка 14 сентября в Минске призвал установить контроль за социальными сетями. Директор ФСБ Александр Бортников в начале июля назвал интернет универсальным инструментом для вербовки террористами новых членов обучения, планирования и координации террористической деятельности. И начальник центра защиты информации спецсвязи ФСБ заявил, что бесконтрольное использование таких сервисов, как Gmail, Hotmail, скайп может привести к масштабной угрозе безопасности России.

Афонина:

– Это уже не шуточки…

Стешин:

– И это не сброс пробного шара. Это что-то разрабатывается или разработано. Мы своими глазами видели, что произошло в Египте, в Тунисе. Я знаю, что пираты приняли участие виртуальное…

Чижевский:

– Принимали. И мы там тоже были. Виртуально.

По поводу заявлений. Заявления и мнения бывают разные. Многие что-то говорят. Вон Кудрин тоже сказал неудачно. И, в общем, мы относим такие заявления или трактовку этих заявлений по аналогии к неудачным. Люди, которым заявляют или трактуют чьи-то слова по поводу урегулированию интернета, это проблема не такая простая. Если кто-то пытается регулировать его на уровне технологическом, это только средство. Средство много, каналов связи много. Мы знаем не только интернет. Мы можем получить пор телефону, по радиоканалу, тот же WiFi. Есть оптоволокно. Можно просто кинуть кабель. Сеть – это не комплекс аппаратуры, которую можно включать и переключать. Сеть – это люди, которые используют средства связи для обмена информации между собой. Если людей нет и люди не используют средства связи, то говорить о сети, интернете в целом, просто не имеет смысла. Если там, например, кто-то попытается включить или выключить определенные технологические цепочки, люди, они грамотные, они воспользуются другими каналами связи.

Сеть уничтожить сложно. Если только электричество выключить. Потому что даже если заблокировать какие-то адреса на уровне государств, как в Китае, есть куча программ и каналов, которые с легкостью обходят эти запреты. Просто это надо знать. И если такой запрет будет, мы выложим информацию, как его можно обойти.

Афонина:

– А вы несете ответственность за то, что происходит?

Чижевский:

– Мы несем полную ответственность за это. Именно ответственность моральную. Мы понимаем, что такое государство, народ и национальная безопасность. И если мы видим некие действия, которые идут вразрез с нашими целями и устремлениями, мы с ними боремся.

Афонина:

– Например?

Дима сказал о Ливии. Мы понимаем, что есть люди, которые относятся к событиям в Ливии, как к прогрессу, а есть те, кто считает, что это хаос. И одни, и другие в чем-то правы.

Чижевский:

– Конкретный пример. Возьмем тот же Тунис.

Афонина:

– «Жасминовая революция».

Чижевский:

– Ее так называют СМИ. После атаки на систему ??? перед новым годом, это платежная система, ее положили на неделю. Был такой эффект. Положили ее за то, что она закрыла счета Ассанжа, а группировки ??? анонимусов, они поддерживают Ассанжа. И пираты распределили данные сервисов «WikiLeaks» по многочисленным торрентам. И фактически уже было неважно, какой адрес, доменное имя. Информацию можно было найти по хэштегу на многих сервисах. Это все было доступно. После того, как ? был демонстративно наказан, перед новым годом в сообществе все думали, что надо потренироваться на злобном маленьком африканском государстве. Выбирали какую-нибудь Нигерию, что-то в этом роде. Ну и тут-то появился Тунис, где не большое деревенское государство, с одним большим городом и несколькими маленькими. И где был очень сильный развитый сегмент интернета, но в силу того, что молодежь тунисская училась во Франции, и была достаточно грамотная. И у них был диктатор Бен Али. Он был гад и взяточник. Он ограбил страну. 80 процентов собственности там принадлежало его семье. И тут у них полиция наехала и выгнала какого-то бедного и несчастного юношу, который от отчаяния совершил акт самосожжения. У них было сильное сетевое сообщество. Оно забурлило. И возопило о помощи. И решили потренироваться на Тунисе, благо у них был один хостинг-провайдер.

Афонина:

– Мировое пиратское сообщество, о котором вы сейчас говорите, решили потренироваться?

Чижевский:

– Это не пиратское сообщество. Это сообщество анонимусов.

Алехина:

– А есть ли гнездо у них?

Чижевский:

– Нет никакого гнезда. Сетевая структура. Сидит молодежь во всех странах, в Америке, в Лондоне, в Европе, в Австралии, в России.

Афонина:

– А вам не кажется, что вы немножко заигрались? Одно дело, если мы говорим о виртуальных компьютерных играх, в которых можно проникать в дела государства. И человеческие жертвы, которые появляются при этом… Это игрушки. И другое дело, даже одна реальная человеческая жертва, которая появляется из-за того, что это сообщество решило почему-то испытать это на этой стране, это уже по Достоевскому.. «Слеза ребенка»… В данном случае человеческая жизнь.

Чижевский:

– Идет подмена причин и следствия. Я уже говорил, что там отлично развитая интеллектуальное интернет-сообщество. В Тунисе. И был бы там интернет, не был бы, они бы все равно вышли бы на улицы. И там были бы столкновения, жертвы, больше хаоса. Интернет-сообщество чем помогли, чем помогли пираты и анонимусы группировке? Они помогли только средства связи. Анонимусы подавили по просьбе интернет-сообщества Туниса, а это передовая часть сообщества. И они решили для своего государства, что мы хотим жить без диктатора. Это было народное волеизъявление. Если бы его не было, там бы ничего не произошло. Программа ЦРУ, они пытались в Иране что-то подобное… У них ничего не получилось, потому что в Иране, например, именно интернет-сообщество, оно тоже развитое, оно сказало: на фиг нам это надо… И там ничего не вышло.

Стешин:

– Не было революционной ситуации.

Чижевский:

– Люди не хотели изменения ситуации. В Тунисе было наоборот. И пираты дали им средства связи. Хостинг-провайдер был подавлен полностью. Государство не могло через интернет выкладывать какие-то свои ложные информационные пакеты, а как выходить людям? У них были какие-то местные сети. В районе есть провода, они соединяются там… Хостинг-провайдер дает интернет в мировое сообщество, а внутри государства сетка остается. Она проводами соединена. Как сеть в масштабах района. Мы это знаем. Они существуют. И мы дали им несколько каналов, то есть, телефонов, на которые можно было позвонить, подключиться к интернету. Он не было высокоскоростной, но какие-то тексты и картинки можно было кинуть. Люди сделали там все сами.

Стешин:

– Подытожим тему о контроле над Интернетом. Я в свое время сформулировал, что единственный способ вывести на улицу толпу озлобленных интернет-троллей, хилуганья с разных форумов – это отключить Интернет в стране. Что, собственно, я видел в Каире своими глазами, где был отключен весь Интернет, поэтому по улице на площадь Тахрир шли участвовать в беспорядках люди, неся в руках логотипы социальной сети Фейсбук. Дома им делать было нечего.

Афонина:

– Есть страны, в которых Интернет вообще запрещен. В Китае, в Саудовской Аравии доступ к Интернету ограничен. И никто не выходит с плакатами.

Чижевский:

– В Китае очень хороший Интернет. Если людям выключить Интернет, миллиарды на улицах – это страшно. Там нельзя выключать Интернет.

Афонина:

– Но там ограничено. А в КНДР его вообще нет.

Алехина:

– Хотелось бы узнать, насколько широко современные спецслужбы и армия пытаются использовать пиратов? Пытаются они их как-то использовать и взять под контроль? И существуют ли страны-аутсайдеры и лидеры в этом?

Чижевский:

– Я думаю, что наибольшую практику попытки использовать как-то интернет-движение все-таки в Штатах существует. Там ЦРУ пытается залезть на площадки к анонимусам, даже осуществляются некоторым Ddos атаки. Это так все очевидно и быстро расшифровывается, выводится на чистую воду, что когда некие люди из спецслужб залезли на площадку, тут же быстро их ресурсы были сломаны, и вся их почта была выложена в Интернете. То есть они были тут же вышвырнуты. И все это так очевидно.

Стешин:

– А что они предлагали? Взломать сеть Белого дома?

Чижевский:

– Они настойчиво пытались устроить революцию в Иране, на других территориях, где было это интересно госдепу. Но так как Интернет это люди, и иранцы в большинстве своем хорошо себя чувствуют там, за исключением преследуемых диссидентов. Поэтому такая мулька у ЦРУ не прошла там. То же самое мы можем наблюдать сейчас и в Сирии. Потому что в Сирии все-таки Интернет в отличие от Ливии есть, поэтому такого ливийского варианта там не пройдет. Якобы революция, которая средствами массовой информации будет показана как народная. Хотя мы понимаем, что в Ливии были использованы закладки ЦРУ с оружием, агентурные, которые были до всех этих революций. А тут еще смотрят: Тунис, Египет, давайте попробуем. А в Ливии никакого Интернета вообще не было. Имеются в виду люди, живущие в Ливии, они не составляли интернет-сообществ и т.д. Там была совершенно другая культура.

А в Сирии есть сообщества, и сирийцы конкретно не хотят никаких агрессий, атак. Другое дело, что у них свои внутренние конфликты сейчас идут – с Турцией надо разобраться, Израиль под боком, Газа, которую весь арабский мир хочет деблокировать и принять в свои объятья. Это очень больной центральный вопрос. И Газа будет деблокирована, хочет этого ООН или не хочет. Вот пройдут выборы в Египте, и все это быстренько решится само собой. Поэтому, если люди не хотят, то ЦРУ там делать нечего.

А что же у нас? Хотят ли использовать нас спецслужбы? Ну, я этого не заметил. Но я думаю, что какие-то люди присутствуют, смотрят, что мы делаем.

Алехина:

– А политики? От них инициатива исходит?

Афонина:

– Но вы же не скрываетесь, вы сидите у нас здесь, в телеэфире, в радиоэфире, с открытым лицом, не в маске, не кодируетесь.

Чижевский:

– У нас все сайты открыты, у нас все очень честно, очевидно. Мы плохого не посоветуем. Мы не собираемся задумывать какие-то грабежи и т.д. Мы за всё самое хорошее в Сети. Все 10 заповедей – пожалуйста.

Афонина:

– У нас есть телефонный звонок.

Светлана:

– У меня такой вопрос к присутствующим, особенно к молодому человеку, который Интернет собрался отключать. При чем здесь Интернет, когда это все в головах? Когда наши люди в XXI веке почувствуют любовь и заботу о себе государства, когда у нас будет хороший уровень жизни и снижены риски во всех областях, даже в бизнесе, вот тогда, наверное, и уровень культуры повысится, и образования. Тогда, наверное, не будут люди развлекаться в Интернете повешением кошек, тем более что мы не можем отличить, где болезнь, а где настоящее. А спецслужбы всё должны отслеживать. Для этого не надо разгонять КГБ и все остальное и топать на них ногами.

Мне интересно у молодого человека узнать, который Интернет собрался отключать, а что делать с теми, кто ворует госимущество, расхищает, и с педофилами?

Афонина:

– Светлана, в мире были замечательные страны, в которых было все чудесно, было тихо, спокойно, проблем не было. Потом появился Брейвик. Замечательная страна, чудесная. Это абсолютно не застрахует эту замечательную страну от появления подобного человека, а может быть, и группы товарищей. Поэтому, наверное, все-таки не это причина того, что возникают в том числе и вот такие волнения.

Стешин:

– Бывают и «сытые» революции, что мы, собственно говоря, видели в Ливии. По поводу того, что делать с коррупционерами. Старая формула: только массовые расстрелы спасут родину.

Чижевский:

– Мы в этом году подняли тренд. Мы – это не только российские пираты, а вообще общемировые пираты, наш интернационал, все государства, именно пираты, борются за построение нового государства. То есть государство должно быть открытым. Это было декларировано еще на сайтах WikiLeaks. Что это такое? Все ведомства, которые ведут свою деятельность, они должны выкладывать данные в Интернет. То есть должен быть полный прозрачный мониторинг. При прозрачной мониторинге фактически любые заинтересованные сообщества или граждане могут посмотреть, оценить, соответствуют ли эти цифры заявленные фактическим делам на улице, и поднять эту проблему уже в качестве решения вопроса.

Поэтому сейчас все государства – и Штаты, и Англия, и Германия, и Россия – продвигают новые технологии, то есть чтобы все ведомства работали в открытом режиме, с полным мониторингом. Для этого делаются сервисы и внедряются, и фактически подконтрольные чиновник будет иметь меньше возможностей для своих шалостей, грабежей и хамства, которые мы наблюдаем.

Стешин:

– Самый реальный пример – сайт госзакупок, где люди нашли столько интересного и такому количеству чиновников дали по рукам за золотые унитазы, ореховые кровати и т.д.

Афонина:

– В принципе Светлана была очень права в одной части. Когда она сказала: а что же с педофилами? Вот смотрите, вы говорите о том, что в интернет-пространстве возможно все. А почему вы не самоорганизуетесь и не дадите отпор этим ублюдкам, которые в Интернете гадят, пакостят и создают подобные сайты? Или вы этого не можете?

Чижевский:

– Во-первых, давайте говорить о том, что порнографии в Интернете навалом, это всем известно. Это целый большой бизнес, причем многие корпорации, которые занимаются этим грязным бизнесом, даже предъявляют некие авторские права. А кто их защищает? Их защищает государство и капитал, который этот бизнес финансирует. Если этого бизнеса на территории государства нет, он не финансируется, преследуется, фактически его нет и в интернет-пространстве.

Афонина:

– Где-то государство вам не указ, а где-то вы говорите: государство. Если в том, что касается политики, государство вам не указ, вы можете его обойти, то почему нельзя обойти государство в том, что касается бизнеса и больших денег, порнографии и педофилии?

Чижевский:

– Я, конечно, могу взять двустволку и пойти отстрелить двух-трех человек, но это уже будет статья. Чтобы отстрелить преступников, для этого у нас есть специально обученные люди, которые получают зарплату. Это силовые министерства. В их обязанность и входит как раз давать по мордам этим мерзавцам. Выявить их? Интернет-сообщество их выявляет. Если где-то появляется какая-то студия, кто-то начинает выкладывать какую-то гадость, совершает противоправные действия, вы же видите, что в соцсетях тут же поднимается волна возмущения, пишутся статьи. И даже государство неповоротливое быстрее обращает внимание, возбуждаются какие-то уголовные дела, и дело доводится до логического завершения, преступник ловится и уничтожается в итоге. То есть интернет-сообщество как бы работает. Если бы его не было, кто бы их там нашел, обратил внимание и т.д. То есть именно благодаря Интернету у нас становится меньше мерзости. Потому что люди в основной массе своей нормальные. То есть мы не наблюдаем в Интернете, чтобы кто-то сказал: давайте будем бить стариков. Бредовая идея. Все скажут: ты идиот. В общем-то, Интернет это очень хорошая, такая моральная вещь.

Афонина:

– У нас еще один телефонный звонок.

Кирилл:

– У вашего гостя двойные стандарты. Революции помогают делать. Это тоже, я считаю, незаконные действия, потому что это подрыв государства. А порнографией не занимаетесь, потому что ваше интернет-сообщество является основным ее потребителем. Вы можете устроить? Например, у нас сейчас нарушается в России Конституция, и никто не может быть избранным и выбираться, у нас не проводятся референдумы. Что ваше умное и современное сообщество может противопоставить такой государственной власти, как невозможность быть избранным, невозможность провести референдум?

Чижевский:

– Вопрос хороший. Мы на днях собираемся открыть сервис альтернативный, именно интернет-выборы. Мы понимаем, что они не будут легитимными, но, во всяком случае, они покажут именно тенденции и желание всех людей, кого бы они хотели видеть в Государственной Думе. По альтернативе с выборами чуровскими, которые подконтрольные, которым мы не верим и поэтому на эти выборы не ходим. Посмотрим, что получится. То есть мы даем этот сервис, а люди воспользуются. Будем делать опыты. Мы вообще в Интернете все делаем в первый раз, делаем опыты. И делаем многие хорошие вещи. Тут же упомянули сайт госзакупок. Вот это целиком и полностью заслуга Ивана Бектина, он тоже наш человек.

Афонина:

– Наше время завершается. Я напомню, что в студии были Дмитрий Стешин, Юлия Алехина, Елена Афонина и наш гость – член конвента Пиратской Партии Владимир Чижевский.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ