Boom metrics
Общество8 декабря 2021 14:09

«У меня только одна мысль: я умру - что с ней будет?»

Думаю, эта фраза не нуждается в каких-то дополнениях
Источник:kp.ru
Вице-президент общенационального благотворительного фонда «Ярдэм-Помощь», депутат казанской городской думы 4 созыва Малика Гельмутдинова. Фото: из архива пресс-службы фонда

Вице-президент общенационального благотворительного фонда «Ярдэм-Помощь», депутат казанской городской думы 4 созыва Малика Гельмутдинова. Фото: из архива пресс-службы фонда

Проблема престарелых родителей и их детей-инвалидов существует, хотя, условно, к счастью, для большинства из нас, наверное, неведома. Тем не менее есть такая категория родителей-героев, которые беззаветно бросили свои жизни во благо своих детей. Должно быть, это их высшая миссия в назидание нам, как пример сохранения человечности в самых безысходных ситуациях.

Жестокая реальность такова, что, как правило, после смерти родителей тем или иным образом эти «дети» отправляются доживать свой век в дома престарелых. В иных случаях, в соответствии с диагнозом, - в дома для душевнобольных.

И, как ни печально, в нашем мире с его бесконечными марафонами добра, акциями и сборами на то или иное благотворительное места этим деткам фактически нет. Вернее, так: они бывают очень нужны некоторым родственникам, но каким-то необъяснимым образом через некоторое время родственный пыл угасает. Обычно это случается после перерегистрации недвижимости.

Я убеждена, что решение этого вопроса может быть только в благотворительной сфере. Решить этот вопрос могут люди, которые руководствуются некими высшими идеалами, зачастую вопреки формальной логике. Это направление не должно монетизироваться, это невозможно. Здесь принципиально не может идти речь о каких-то манипуляциях с недвижимостью - слишком высока цена доверия. Принимаемые на попечение дети-инвалиды, а они уже к тому времени далеко не дети, нуждаются в тщательном уходе. Нужно понимать, что это тяжелый труд, причем как морально, так и физически. И основан он должен быть лишь на самых чистых намерениях социального служения.

Сегодня перед нашими глазами, в одном только нашем фонде порядка двух десятков разрывающихся сердец родителей. Эти люди мечтают хоть как-то обеспечить будущее своему ребенку и со спокойной душой смотреть в будущее. Как бы ни хотелось помочь всем, считаю, реализация данного проекта не должна превращаться в казенное общежитие, она должна сохранять и максимально приближать обстановку к домашнему уюту. А этого можно достичь лишь кропотливо подбирая персонал и ограничивая количество подопечных. Этот пример я наглядно наблюдаю на опыте нашего дома для детей «Семейный очаг», где в условиях большого деревенского подворья живут и воспитываются дети-инвалиды, оставшиеся без попечения родителей.