Общество8 апреля 2021 12:20

«Участвовать в олимпиадах надо не из-за денег»: Казанский педагог рассказал о проблемах в олимпиадном движении

Булат Курамшин рассказал. как увлечь школьника олимпиадами и развить их талант
Фото: личный архив героя публикации.

Фото: личный архив героя публикации.

В марте стартовали заключительные этапы Всероссийских школьных олимпиад, которые при победе дают возможность поступить в любой вуз страны и получить премию, которая, например в Москве, составляет 500 тысяч рублей. Однако, по словам школьников и экспертов, олимпиадное движение сейчас имеет множество упущений и проблем.

Корреспондент «Комсомольской правды» разобралась в теме и поговорила с Булатом Курамшиным, педагогом казанского Лицея №131, городского кружка по подготовке к олимпиадам по химии и образовательного центра «Сириус» в городе Сочи; членом Методической комиссии олимпиады школьников по химии; победителем Всероссийской олимпиады школьников по химии, золотым медалистом Международной Менделеевской олимпиады и студентом Химического института КФУ. В интервью эксперт рассказал о тенденциях развития олимпиадного движения в России и проблемах, которые актуальны в системе сейчас; московских и региональных премиях за призовые места; ЕГЭ; преимущества образовательного центра «Сириус» и то, как вовремя выявить таланты ребенка.

«ОЛИМПИАДЫ ПОСТЕПЕННО УСЛОЖНЯЮТСЯ»

– Вы недавно приехали с заключительного этапа Всероссийской олимпиады школьников по химии, расскажите, как в этом году все прошло?

– Необычно, потому что у детей был перерыв около года – всеросс в прошлом году не проводился, поэтому многие участники были неуверенными в себе и неопытными. Также задания всероссийского этапа олимпиады школьников конкретно по химии в этом году были объективно сложными, поэтому девятая и десятая параллель написали олимпиаду в целом очень плохо. По регламенту 45% участников, которые набирают больше половины баллов, должны становится призерами и победителями олимпиады, но в этом году в девятом классе это количество детей не набралось – не все перешагнули «порог». Призеров было всего 12 из 56, то есть в 2 раза меньше, чем должно быть. Если говорить об итогах сборной Республики Татарстан, то мы выступили достойно: у нас два сильных победителя – один в девятом классе, другой – в одиннадцатом. У обоих есть шансы попасть на Международную олимпиаду. Во-вторых, у нас еще семь призеров – в десятом и одиннадцатом классах.

– Насколько сложнее стала олимпиада?

– В прошлые годы девятиклассники уверенно могли позволить себе 45% призеров и победителей, а в этом году не смогли. Это, на мой взгляд, говорит о том, что все стало намного сложнее. Девятиклассникам, то есть школьникам, которые только пришли в химию и занимаются ей всего год было сложно решить некоторые задачи – у многих по 10-20 баллов из 100. Для одиннадцатого класса олимпиада не стала принципиально сложной – ребята смогли набрать большие баллы, но это потому что они опытнее и могут «взять» любой уровень сложности.

Фото: личный архив героя публикации.

– В прошлом году на ЕГЭ по химии тоже были очень сложные задания. Связано ли это как-то с олимпиадой?

– Нет, это никак не связано. ЕГЭ и олимпиады пишут принципиально разные люди, что хорошо для олимпиад – школьники, которые в них участвуют, экзамены не сдают, потому что добиваются определенных успехов в олимпиадном движении. Но мое отношение к ЕГЭ по химии довольно специфичное: там всегда много спорных моментов, неточностей и формальностей. В ЕГЭ все построено просто на запоминании и заучивании – школьники заранее знают, какие примерно задания их ждут, и они весь год готовятся к этому. А на прошлом ЕГЭ школьникам дали немного не то, к чему все готовились, и ребята сразу же испытали сложности, растерялись. На мой взгляд, нужно меньше подготовленности, формальности, чтобы школьники думали самостоятельно и не работали на систему экзамена.

– Какую тенденцию развития олимпиад по химии можете выявить?

– Олимпиады постепенно усложняются. В заданиях все больше и больше появляется информация не из школьной программы – берут материал из университетского уровня.

«ПРОБЛЕМ В ОЛИМПИАДНОМ ДВИЖЕНИИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО МНОГО»

– Задания к региональному и всероссийскому этапам составляются членами жюри, которые одновременно и проверяют работы участников, и преподают в обычных школах, и ведут курсы по подготовке к олимпиадам. Насколько объективно тогда работы оцениваются?

– Для отслеживания объективности оценки существует банальный инструмент – шифровка работ: мы проверяем отсканированные ответы, где нет ни фамилии, ни имени, ни школы ребенка. Обычно 90% потенциальных случаев необъективной проверки работ решаются именно таким способом, остальные 10 также очень просто. Если человек не объективен и попадает в члены жюри олимпиады, то это очень быстро обнаруживается и становится известным внутри комиссии и такого человека долго не терпят. Как показывает практика Татарстана, это нормально, что мы одновременно и преподаем, и составляем задания, и проверяем – спорных моментов по этому поводу не возникает. Но если что-то все-таки случается, то на олимпиадах есть такие процедуры, как апелляция, пересмотр работ, когда это делается уже коллегиально, а не одним человеком.

Фото: личный архив героя публикации.

– Но вы, как преподаватель курсов, можете просто намекнуть своим подопечным о том, что будет в заданиях, подсказать им, к чему именно готовиться?

– Да, но это личная ответственность каждого члена жюри. Здесь есть такой нюанс, что я, как составитель, вижу только свои задачи из того множества заданий, которые потом отбираются на всероссийский этап. Кроме того, мы на своем олимпиадном кружке стараемся разделять темы по преподавателям. Например, если я составил задачи на определенную тему, то прошу объяснить ее другого эксперта, чтобы не намекнуть и не подсказать своим ученикам.

– Какие основные проблемы есть в олимпиадном движении сейчас?

– У химиков главная проблема – в экспериментальном туре. У школьников почти нет возможностей заниматься опытами и практической деятельностью, потому что у них нет дома своих реактивов и всех нужных предметов, и даже в школах они есть не всегда. Здесь должно быть взаимодействие с вузами, которое в Татарстане, на мой взгляд, хорошо налажено. Со следующего года, например, мы планируем полностью систематизировать процесс проведения экспериментальных занятий с КФУ. Еще одна проблема – диспропорция Москвы и других регионов. В этом году в олимпиаде по химии принимало участие 294 человека, треть из них – московские школьники. Я понимаю, что у столицы больше возможностей, но эта проблема обусловлена еще и большими премиями: 100 тысяч, если школьник участник заключительного тура, 300 – призерам, 500 – победителям. За этими баснословными суммами множество детей из регионов уезжает в Москву и поступает там в лицеи и интернаты – дети понимают, что могут заработать миллион за два года. Поэтому возникает проблема, что представителей Москвы на олимпиадах больше, из-за чего возможности школьников из регионов снижаются. Честно говоря, я не знаю, как решить эту проблему, если только отменить премии по всей России и оставить только возможность поступления в любой вуз без экзаменов.

– Разве премии не мотивируют участвовать в олимпиадах?

– Они мотивируют не участвовать в олимпиадах, а переезжать в Москву. Попасть на всероссийский этап, на мой взгляд, не так сложно. А если ты представитель столицы, то получаешь премию даже за участие, но в других регионах – только за победу. В этом плане льготное поступление в университет – лучший приз, потому что он един по всей России, и любой школьник, независимо от того, из какого он региона, может поступить в любой вуз.

«ШКОЛЬНИКИ СЧИТАЮТ, ЧТО ЭТО ТАЛАНТ»

– Как родителю понять, что ребенок предрасположен к олимпиадному движению?

– К 5-6 классу нужно определить, из какого «блока» ребенок – гуманитарного или технического. Понятно, что какой-то ребенок увлекается тем, что разбирается в компьютерах, какой-то – много читает и так далее. Если ребенок ничем не занимается, то его нужно чем-то увлечь. На мой взгляд, это задача родителя – определить путь, по которому ребенок будет следовать, а потом он сам поймет, как должен развиваться.

– Участвовать в олимпиадах – это талант, или ребенка можно этому научить?

– Школьники сами про себя, наверное, считают, что это талант, но я уверен, что первые этапы олимпиад можно пройти благодаря тренировке. Был такой эксперимент: один казанский преподаватель взял самый обычный класс в самой обычной школе и на спор сказал, что эти ребята обгонят какую-то другую сильную школу по количеству призеров муниципального этапа олимпиады по математике. И у него получилось: он очень много занимался с этими школьниками, и эти дети обогнали кого только можно, но только на городском этапе – на региональном это уже не получилось. На мой взгляд, этот эксперимент хорошо показывает, что на низких уровнях все очень хорошо тренируется, на высоких – сделать это уже сложнее и тут важен тот самый талант. В него мы вкладываем самостоятельную работу школьников, заинтересованность, умение глубоко думать и размышлять.

– Как эффективнее всего готовиться к олимпиадам?

– На примере Казани могу сказать, что наиболее эффективный способ подготовки – это городские кружки, курсы. Именно там у школьников есть соревновательный момент: ты сидишь и видишь, что ребята вокруг тебя обгоняют, поэтому ты паникуешь и начинаешь еще больше читать и заниматься. Например, меня в школьные годы мотивировало то, что рядом всегда есть кто-то, кто намного сильнее меня. Здоровая конкуренция – это то, что точно помогает при подготовке к олимпиадам. Если говорить про индивидуальные занятия, то это хорошо, но, наверное, дорого и не так эффективно, как курсы. Можно готовиться в онлайн-школах, но я не слышал, что они дают большой результат. Я видел программу подобного курса: они за год проходят все разделы химии, что, на мой взгляд, почти невозможно. Это просто будет хорошим дополнением ко всему остальному.

Фото: личный архив героя публикации.

– Если ребенок показывает результаты в олимпиадах, нужно ли переводить его в профильную школу или можно остаться в обычной?

– Этот очень индивидуально. Если у ребенка получается заниматься своим предметом в обычной школе, то можно продолжить обучение там. Но если школа не прикладывает усилий для развития одаренного ребенка, то есть смысл переводиться в профильное учреждение, чтобы учиться среди более сильных детей и получать образование для олимпиад.

– Какую роль в этом плане играет школьный учитель?

– Роль учителя, на мой взгляд, самая ключевая. Только школьный преподаватель может вовремя заметить предрасположенность ребенка к какому-либо предмету, пригласить его позаниматься дополнительно и дать возможность принять участие в городских олимпиадах, чтобы потом наметить путь развития и обучения.

«СИРИУС» – ЭТО МЕККА ДЛЯ ОЛИМПИАДНИКОВ

– Почему каждому олимпиаднику так важно побывать в «Сириусе»?

– «Сириус» – это то, что вызывает у меня гордость в плане российского образования. Я вижу, что это место, как Мекка, в которую каждому олимпиаднику надо попасть хотя бы один раз. На мой взгляд, это очень хорошо, потому что «Сириус» – это еще один стимул заниматься, учиться и развиваться. Ключевые события одаренных школьников сейчас – это олимпиады, олимпиады, олимпиады и смены в «Сириусе». Это не какая-то формальная структура, а место, которое действительно приносит свои результаты – там деньги точно вложены в детей и их развитие.

– Как построена образовательная программа в «Сириусе»?

– Смена проходит 24 дня, дети отбираются путем конкурса по достижениям или онлайн-испытаниям. Школьники занимаются 6 дней в неделю: у них проходят практические и теоретические занятия. Преимущество «Сириуса» в том, что у детей есть возможность плотно заниматься экспериментальной составляющей олимпиады – там есть лабораторный корпус, в котором химики много занимаются практикой. По вечерам, когда заканчивается основная программа, начинается «теплая» часть: ребята могут пообщаться с кураторами и преподавателями индивидуально; сходить на мероприятия или дополнительные занятия.

«ОЛИМПИАДЫ – ЭТО ШКОЛА САМООБРАЗОВАНИЯ»

– Что отличает олимпиадника от обычного ребенка?

– Высокая работоспособность и самообучаемость. Олимпиадники могут освоить информацию, теорию и тут же применить ее в практике. Например, на обычных уроках я могу рассказать какую-то тему и пока я на доске не отработаю практическую часть, то школьники не смогут освоить ее самостоятельно. Олимпиадник – это человек, который способен по рассказанной теории тут же применить свои знания. Такая самообучаемость очень помогает ребенку в целом по жизни.

– В чем секрет успеха на олимпиадах?

– Высокий уровень самоподготовки и некоторые психологические моменты, что школьник способен прийти на олимпиаду и выложиться на все 100%. Нужно выиграть и психологически, и по знаниям, когда все удачно складывается, тогда получается победитель Всероссийской олимпиады школьников.

– Что можете пожелать олимпиадникам?

– Не воспринимайте олимпиады, как главное событие в своей жизни, старайтесь интересоваться предметом, наукой. Изучайте то, что интересно, чтобы подготовка к олимпиадам не превращалась в шаблонную, регламентированную правилами деятельность, как подготовка к ЕГЭ. Не теряйте заинтересованности, души и искренности.