2019-10-02T01:28:39+03:00

Британский политик: По официальным данным, у нас живет 66 млн человек. А по уроню потреблению хлеба — все 80. И это — мигранты

Новый лидер Партии Независимости Соединённого Королевства (UKIP) Ричард Брэйн дал «КП» эксклюзивное интервью о «Брексите», Крыме и причинах русофобии Лондона
Поделиться:
Комментарии: comments17
Лидер Партии Независимости Соединённого Королевства (UKIP) Ричард Брэйн.Лидер Партии Независимости Соединённого Королевства (UKIP) Ричард Брэйн.Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети
Изменить размер текста:

Для новоиспечённого премьер-министра Британии Бориса Джонсона начался обратный отчёт. До 31 октября он пообещал «любой ценой осуществить Брексит» — выйти из Евросоюза, за что и проголосовали англичане на референдуме еще три года назад. На карту (по крайней мере, для «царя Бориса») поставлено всё. И даже истерия с «делом Скрипалей» — отравлением международного шпиона Сергея Скрипаля в марте-2018, в чём Лондон огульно обвинял Москву — ушла на второй план.

Так почему же членство в ЕС принесло Островам лишь проблемы — и какими в новой реальности должны стать отношения Британии и России? Об этом «КП» рассказал Ричард Брэйн, новый лидер Партии Независимости Соединённого Королевства (UKIP) — главной политической силы, которая отстаивала идею выхода из ЕС больше четверти века и сейчас находится на грани триумфа.

«В НАШЕМ ПАРЛАМЕНТЕ ЕСТЬ ПРЕДАТЕЛИ»

— Господин Брэйн, по-вашему, удастся ли Британии до конца месяца наконец-то выйти из ЕС?

— Конечно, я на это надеюсь. Наша партия UKIP отчаянно билась за это с момента своего основания в 1993 году. Проблема в том, что предыдущее правительство Терезы Мэй как раз пришло к власти на волне того референдума-2016, обещая осуществить желание народа — но сделало всё, чтобы его саботировать. Далее, британская армия тесно интегрирована в европейские экономические цепочки, разрыв связей с военным блоком западных стран ей не выгоден. Так что у нас есть очень влиятельные силы, выступающие против «Брексита». Наконец, палки в колёса вставляют предатели в парламенте (другого названия для этих депутатов я не подберу, ведь они точно так же наплевали на волю избирателей). Поэтому было бы наивно ожидать, что к 31 октября всё гладко завершится, хотя я был бы счастлив.

— Однако «оставанцы», как Лондоне называют противников выхода из ЕС, пугают последствиями — на Островах, мол, не будет ни еды, ни работы.

— Эдвард, вы русский человек и, наверное, помните, как ваши старики из Полютбюро рассказывали, что коммунизм — «единственного верное учение», которое «наступит к 1980 году». И нам точно так же грозят упадком экономики после «Брексита» — якобы наше процветание целиком зависит от членства в Евросоюзе. Но цифры говорят о другом. С момента окончания Второй мировой и до вступления в Европейское экономическое сообщество (предтечу ЕС) в 1973 году среднегодовой рост британского ВВП на душу населения составлял 2.9%, а после — упал в среднем до 1,7%. Таковы данные известного профессора-экономиста Грэма Гаджина (Graham Gudgin) из Кембриджского университета. Причины стагнации очевидны: Европейский союз — неэффективная бюрократия, построенная по худшим моделям Советского Союза. За эти десятилетия мы принесли себя в жертву «общеевропейскому рынку», тогда как после «Брексита» благосостояние простых британцев вновь будет лишь расти опережающими темпами.

Противник брексита протестует у стен здания в Манчестере, где прошел съезд Консервативной партии Британии. Фото: REUTERS

Противник брексита протестует у стен здания в Манчестере, где прошел съезд Консервативной партии Британии.Фото: REUTERS

— Ещё «оставанцы» говорят: глупо рвать экономические связи с самыми развитыми государствами мира.

— За последние 20-30 лет 85% экономического роста приходились на неевропейские территории — Азиатско-Тихоокеанский регион. Индию, Гонконг, Сингапур, Австралию… [Рост реального ВВП в 2018 году — 7%, 3%, 3,2% и 2,8% соответственно; для сравнения, в Британии — 1,4%, а ЕС в целом — 1,9% — прим. «КП».]

— Вы прямо перечисляете бывшие английские колонии, которые сейчас называются «Содружество наций».

— Да, мы, британские патриоты, хотим вдохнуть в него новую жизнь — разумеется, не как систему колониального угнетения, а как равноправный союз народов. Многие из этих стран до сих пор видят Британию своим важнейшим партнёром, а Лондон — интеллектуальной и культурной столицей. Если вы приедете в ту же Индию, то там англичанина встретят с теплотой и радушием. Вот с этим миром нам и надо укреплять связи, а не со «старым» Западом.

Ричард Брэйн: "Наша партия отчаянно билась за выход Великобритании из Евросоюза с момента своего основания в 1993 году". Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Ричард Брэйн: "Наша партия отчаянно билась за выход Великобритании из Евросоюза с момента своего основания в 1993 году".Фото: GLOBAL LOOK PRESS

ЗА ЧТО РОССИЯ И ЗАПАД ДРУГ ДРУГА НЕ ЛЮБЯТ

— В чём ещё ваши претензию к «старому Западу» и Евросоюзу, помимо экономики?

— Гегемония культурного марксизма [в России бы сказали — «ультралиберальных идей» — прим. «КП»]. Когда детям в школах и молодёжи в университетах навязывают искажённую версию истории, рассказывая, будто им следует стыдиться нашего прошлого — «британского колониализма» последних двухсот-трёхсот лет. Хотя на деле сей «империализм» привёл к росту мировой торговли, распространению прогресса и процветанию значительной части земного шара.

— Другое больное место Британии — отношения с Россией. Ещё лет 20 назад вы называли чеченских террористов «повстанцами». Это как если бы Москва дипломатически поддержала шотландских или северо-ирландских сепаратистов.

— Сегодня британские официальные круги, конечно, обеспокоены тем, что [президент РФ Владимир] Путин весьма амбициозно и успешно проецирует силу России за её пределы. С другой стороны, за последние триста лет Россия регулярно подвергалась вторжениям с юга и запада. Причём с запада — именно самым разрушительным. Наполеон, германский кайзер Вильгельм, Гитлер… Неудивительно, что русские питают к Западу крайнее подозрение. И он отвечает зеркально.

Тем более, Холодная война и экспансия коммунизма в другие страны немало тому способствовала. Помню семидесятые-восьмидесятые годы, когда я рос в атмосфере страха перед «советской военной угрозой». Москва и сама давала поводы — вспомните вторжения СССР в Венгрию-1956 или Чехословакию-1968 [чтобы предотвратить приход «либеральной оппозиции» к власти в этих странах и их дрейф на запад — прим. ред.]. Подобная историческая инерция до сих пор формирует сознание многих западных соседей России. И в Британии она, увы, будет продолжаться — вспомните даже XIX век, когда Петербург и Лондон вели «Большую игру» за доминирование в Евразии.

— Но сейчас не XIX и даже не XX век…

— Я, конечно, хотел бы, чтобы у Великобритании и России установились хорошие отношения. Чем больше между нами будет деловых контактов, общения, туризма — тем лучше для британцев и русских.

ПРО КРЫМ…

— Камень преткновения между Россией и Западом — Крым, который после 2014 года вы считаете «оккупированным».

— Опять-таки, обратимся в прошлое — мы вели с Россией кровавую борьбу за этот полуостров 165 лет назад [в Крымскую войну 1853-56 годов, где формально победила коалиция во главе с Британией, при этом потеряв на полях сражений цвет английского офицерства — ред.]. Так что российские попытки установить контроль над этим регионом и средиземноморскими проливами — история тоже не новая и вполне объяснимая. Касаемо нынешней ситуации, то не думаю, что она [российская принадлежность Крыма — прим. ред.] в ближайшее время может измениться. Конечно, на Украине останутся люди, которым подобное положение дел не нравится — равно как и по всему миру многие обеспокоены экспансией России. Но в целом, если посмотреть на основные источники конфликтов на земном шаре, то это явно не Крым. Государства Персидского залива, на мой взгляд, представляют для международной стабильности куда большую угрозу.

[За две недели до этой беседы неизвестно кто атаковал с помощью дронов-беспилотников нефтепромыслы Саудовской Аравии, в чём последняя обвинила Иран, пригрозив «ответным ударом» — прим. ред.]

Как я уже говорил, Россия весьма успешно проецируют свою силу в других регионах, но ставки в этой игре высоки, в том числе для обычных людей.

…И ПРО НАШЕСТВИЕ МИГРАНТОВ

— Вы говорите очень правильные вещи, но больше всего голосов партия UKIP получила на национальных выборах-2015 — 12,6%. А на внеочередных выборах-2017 — полный провал, лишь 1,8%. Получается, у вас нет никаких перспектив?

— Многие наши избиратели поддержали очень похожий проект — «Партию Брексита», которая была основана всего год назад, но на национальных выборах в Европарламент-2019 получила почти треть голосов, как раз потому, что люди негодовали из-за промедления с выходом из ЕС. И это — потенциально наш электорат. Но «Партия Брексита» — движение одной идеи; если мы всё же покинем ЕС, то не понятно, за что они вообще будут выступать. Так что электоральные перспективы у нас есть, ведь UKIP — единственная системная партия в Британии, жёстко выступающая против нелегальной миграции. Соединённое Королевство — самая «переполненная» страна в мире.

— То есть?

— По официальным данным, у нас живёт 66 млн человек. Но если изучить потребление хлеба и других товаров первой необходимости в торговых сетях, то они соответствуют численности населения в 80 млн. Кто все эти остальные? Мигранты. Более того, всевозможные формы социальной помощи из госбюджета получает куда больше людей, нежели должно быть исходя из официальной демографической статистики. Чему «Брексит», опять же, должен положить конец. По крайней мере, мы на это надеемся.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также