2018-11-07T18:51:34+03:00

Ждать ли в России новую революцию

Пошел второй век Великому Октябрю. 101 год со дня революции. Раньше 7 ноября отмечали всенародно, с размахом. А теперь это скорее дата для размышлений
Поделиться:
Комментарии: comments634
Дух революции и сегодня взывают к пробуждению малочисленные группы юных леваков и анархистов. Но серьезных симптомов всенародного бунта, как в 1917-м, пока все же нет.Дух революции и сегодня взывают к пробуждению малочисленные группы юных леваков и анархистов. Но серьезных симптомов всенародного бунта, как в 1917-м, пока все же нет.Фото: Александр КОЦ
Изменить размер текста:

И если посмотреть в историю чуть дальше, оказывается, что в России чуть ли не каждую сотню лет гремит бессмысленный и беспощадный бунт. То Смута, то декабристы, то Ленин, то Ельцин... И все время встает вопрос - не наклевывается ли новая заварушка?

Об этом «КП» поговорила с деканом Высшей школы телевидения МГУ имени Ломоносова Виталием ТРЕТЬЯКОВЫМ.

«ТРЯХАНЕТ В 2021-М, НО НЕ СИЛЬНО»

- Виталий Товиевич, есть мнение, что Россия живет от одного переворота до другого. И каждую сотню лет страна беременна революцией. Причем потрясения 1991 года, возможно, еще не окончены. Есть ли сейчас повод для тревоги?

- Так не только в России происходит, но и во всем мире. Только события в других странах наши люди не запоминают. И необязательно, что всегда в России все выливалось в революцию. Да и время ускоряется - пики этих циклов растягиваются уже не на столетия, а на 60 - 75 лет. Вот от 1917 года до распада Советского Союза прошло 74 года. Закономерность русского протеста такая: малый цикл тянется 15 лет, проходит 4 - 5 циклов - наступает потрясение. Если исходить из этих показателей, то надо отсчитать от 1991 года 30 лет. Получается, что-то радикальное может случиться в 2021 году. Но ничего масштабного - размаха 1917 или 1991-го. Не революция.

- У каждого переворота есть свои симптомы. Какие они?

- Сколько бы ни поносили всякие идиоты Ленина, он все гениально описал: «Верхи не хотят, низы не могут». Да, у нас и сейчас есть ситуации, когда недовольство «низов общества» превышает норму, если за «образец сытой жизни» брать ситуацию до кризиса 2008 года. Но, на мой взгляд, счетчик недовольства не сильно зашкаливает, а абсолютного удовлетворения никогда не будет. Скорее вижу кризис «верхов», которые не могут во внутренних делах страны разобраться. Но проблем масштаба, как в 1990-м, нет. Тогда правители вообще не могли ничего делать, была деградация власти. Фактически страна шла на автопилоте. Был внутренний раскол по территориальному и национальному признаку: союзные республики не подчинялись центру. Сейчас у нас ничего из этого нет. Плюс тогда еще была система двоевластия - бились Горбачев и Ельцин, союзные власти и российские. А это верный признак грядущей катастрофы. У нас никакого двоевластия и близко не существует.

Декан Высшей школы телевидения МГУ имени Ломоносова Виталий Третьяков.

Декан Высшей школы телевидения МГУ имени Ломоносова Виталий Третьяков.

«СЕЙЧАС ПОЛМИЛЛИОНА ЧЕЛОВЕК НА УЛИЦЫ НЕ ВЫЙДУТ»

- Если откатиться к Октябрьской революции. Какие там были симптомы?

- Шла битва Советов и Временного правительства после свержения Николая II. Там была мировая война, в которой участвовала Россия. Положение на фронте было сомнительным: то добивались успехов, то опять терпели крах. Внутри страны были раздоры - элиты грызлись друг с другом. Ну и население жило в трудных условиях. Не случайно царем были недовольны все - от крестьян до дворян.

- Сегодня такие кризисы не наблюдаются?

- В такой глубине и масштабе - нет.

Но и нельзя назвать блестящим внутреннее положение дел в стране. Особенно это связано с экономикой и социальной справедливостью. Но по этим пунктам общество редко бывает довольно. В моменты кризисов и созревшей революции люди сотнями тысяч выходят на улицы. У нас такого нет. И причина не в репрессиях и запугивании. Даже если бы власть дала на все зеленый свет, полмиллиона человек на улицу сегодня никто бы не вывел. Наши люди привыкли к комфортной жизни. Да, народу хотелось бы большего, чем есть сейчас: меньших цен на бензин, лучшего курса рубля. Но обыватели обросли стабильной работой, им нужно кормить семьи - никто не захочет рисковать тем, что имеет, ради высоких политических целей. С возникновением рынка мы получили общество потребления. А в прошлом веке у нас была другая ситуация - был целый класс рабочих.

- Но, чтобы вытащить людей на улицу, нужны лидеры. А наша оппозиция, кажется, закостенела хуже «Единой России».

- У нас нет реальной оппозиции. Она тоже должна возникать. Когда-то, надеюсь, она легализуется в каком-то параллельном власти виде. Но пока ничего подобного нет. Ну не считать же оппозицией всю эту либеральную шушеру, которая состоит из малолеток. Это несерьезно.

И отсутствие оппозиции объяснимо. У страны нет идеологии. Отсюда и нет противников. Власть этим пользуется - она не хочет формулировать идеи и взгляды. Какая у нас идеология? Есть только лозунг: «Великая Россия!» Красиво и исторически важно, но политически ничего за этим не стоит.

«СИМПТОМЫ ПОХОЖИ, НО СТЕПЕНЬ БОЛЕЗНИ РАЗНАЯ»

- Что еще важно - у нас сейчас нет большой, затянувшейся и неудачной войны.

- Да, внутренний кризис не накладывается на эту проблему. И слава богу. Информационная война идет, в ряде военных конфликтов Россия опосредованно участвует - в Сирии и Украине. Но они не особо касаются людей - проходят вскользь. Общий кризис нас тоже обходит стороной - ведь мы не с Западом и не с Востоком. Поэтому аналогии с 1917 годом нельзя напрямую наложить на наше время. Нельзя говорить: «Ой, сейчас что-то будет!» Есть отдельные похожие элементы, но и у людей, бывает, симптомы болезней похожи: только один просто чихает, а у другого воспаление легких.

- Многие, особенно бизнесмены, говорят, что у них ощущение, будто на дворе 1988 - 1989 годы - предтеча чего-то плохого.

- В перестройку люди, наоборот, думали, что сейчас все будет хорошо. Иначе бы многие не полезли на рожон. Я же не говорю, что сейчас у нас все идеально. Люди недовольны многими вещами. В том числе зависимостью от Запада. А в 1988 году люди мечтали быть вместе с Америкой. Так что тут тоже параллели весьма условны.

- Не все бунты заканчивались победой революционеров. В 1825 году против царя пошли декабристы. И их всех разогнали, наказали.

- Ну что тут сравнивать? Это было два века назад! Другая система ментальная и политическая. Современная оппозиция - это отнюдь не декабристы. Даже по своему воспитанию и образованию.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

«Надо учитывать урок Горбачева»

- Вы сказали, что неспокойным у нас может быть 2021 год. Как избежать радикального поворота? Хочется мира!

- Тут два пути. Ждать, что все само рассосется, нельзя - иначе будет только хуже. Во-первых, нам нужно менять политическую систему внутри страны. Вот эти все партии устаревшие, никому не нужные убрать. Отказаться от слишком многопартийной системы, которая изжила себя даже на Западе. Во-вторых, нужно менять подход к экономике. Здесь мы идем к психологическому разлому в обществе. Да, люди не хотят рисковать своим комфортом, но если расслоение между бедными и богатыми еще больше разрастется - что-то произойдет.

- И тут экономика, наверное, даже важнее. Люди ведь смотрят на ценники в магазинах, на свои зарплаты, а не на число партий.

- Делать нужно и то, и другое. Но, видимо, начинать нужно все-таки с экономики, а не так, как Горбачев. Он политическими реформами и страну развалил, и экономику выпустил из-под контроля. И все пошло вразнос! Следует учитывать этот урок. Но надо начинать что-то делать, а не закрывать глаза на проблемы.

ВОПРОС ДНЯ

А для вас 7 ноября по-прежнему праздник?

Сергей СТЕПАШИН, бывший премьер-министр России:

- Не праздник, скорее день размышлений. Куда пришла страна, что стало с Россией. А из памяти этот день не вычеркнешь, это факт. Событие, которое перевернуло мою страну и весь мир.

Геннадий ЗЮГАНОВ, лидер КПРФ:

- Великий праздник! Буду отмечать под ленинским лозунгом «Вся власть Советам!». Проведем манифестацию, большой митинг и концерт в Москве. А выпить? Как же без этого? Конечно, выпьем.

Сергей ШАРГУНОВ, писатель, депутат:

- 7 ноября 1941-го состоялся знаменитый парад на Красной площади, а через год в этот день молодогвардейцы Краснодона вывесили красные флаги на улицах своего оккупированного города. Эти события точно объединяют нас всех.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

Эдуард БОЯКОВ, театральный режиссер:

- Нет. День народного единства постепенно затмил День Октябрьской революции. В 4 ноября больше символики, как мне кажется: это ведь и день Казанской иконы Божией Матери, и память о Минине и Пожарском, и преодоление Смутного времени.

Марьяна НАУМОВА, рекордсменка по жиму штанги:

- Социалистическая революция - это выдающаяся дата в истории нашей страны. Я бы хотела, чтобы она по-прежнему была праздничной. Народное единство - оно тогда, когда все равны между собой.

Юрий ЛОЗА, певец:

- Для меня 7 ноября перестало быть праздником еще в 1991 году, с развалом Союза. Демократы тогда хоронили совковый режим со всеми его помпезными торжествами. Можно сходить на демонстрацию ради ностальгии, но уже скоро праздник ждет полное забвение.

Кирилл, читатель сайта KP.RU:

- Не праздник и никогда им не был. Да и кто вообще назначает праздники на ноябрь? Неужели в российской истории не было памятных исторических дат в августе или июле?

Виктория ДАНИЛЬЧЕНКО, адвокат, телеведущая:

- Да, на подсознании 7 ноября по-прежнему «красный день календаря». Этот праздник бережно хранит в душе детские воспоминания. Праздничный стол, красные флаги по всему городу и в школе выходной!

"Комсомолка" рекомендует серию "История России в романах". Ищите на shop.kp.ru и в фирменном магазине "КП" по адресу Москва, Старый Петровско-Разумовский проезд, 1/23, стр. 1.

Серия "История России в романах"

Серия "История России в романах"

12+ АО «ИД «Комсомольская правда», Москва ОГРН 1027739295781.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Роман ГОЛОВАНОВ

 
Читайте также