Общество

Начали с огурцов. Дошли до жирафов. А кончится людьми?..

Если вас зовут Мариус, вы жираф и живете в Дании – это плохая примета. Вас убьют

История о том, что второго «генетическиски неполноценного» датского жирафа тоже хотя убить выглядит уже как скверный анекдот. Убийство и расчленение жирафов становится каким-то датским национальным спортом, как коррида в Испании.

Хотя, не исключено, что зоопарк в Видебеке, где живет Мариус-2, именно на это и рассчитывает. После жуткой истории с копенгагенским Мариусом-1 у них есть высокие шансы сбыть ненужного им жирафа, которого оторвут с руками защитники животных, да еще и приплатят.

Причина, по которой жирафы Мариусы подвергаются беспощадному геноциду проста: они не должны оставлять потомства. Это противоречит программе разведения животных принятой в европейских зоопарках. Она предусматривает исключение размножения от близких родственников и генетически неправильных особей. Евгеника и чистота жирафьей расы - в полный рост и без всякой жалости. Даже мысли о чем последние полвека считаются и на Западе, и в России уголовным преступлением – беспощадный генетический расизм, - оказывается буйно процветает в сегодняшней Европе.

Почему этот геноцид стал публичным? Ведь именно публичность казни на глазах у детей и сдетонировала мощнейший взрыв возмущения. Конспирологи теряются в версиях. Одни считают, что жалость к жирафику поспособствует легализации и пропаганде инцеста среди людей. Другие полагают, что речь о приучении маленьких датчан к жестокости и волчьим законам капитализма. Я не конспиролог, судить не берусь.

Меня тревожит другой вопрос: почему если Мариус не подходит для выведения генетически-безупречного Еврожирафа, его нельзя просто стерилизовать или поместить где-нибудь бобылем подальше от Евросоюза? Ведь защитники животных предлагали именно это. Жирафа казнили не потому, что за него никто не вступился, а вопреки кампании по защите. Дело, как оказалось, в инструкции. Написано в бумажке ликвидировать – и значит ликвидировать.

Евробюрократия, в лапы которой рвется, к примеру, половина Украины – это именно так: если тебя не существует по инструкции, тебя вообще не существует.

Регламентируется всё: длина огурцов, степень заплесневелости сыра... И беспощадно искореняется все, не подходящее по ранжиру. Европа всегда была одним из самых культурно разонообразных регионов планеты. Теперь евробюрократия это разнообразие укатывает катком.

Причем если с огурцами это смешно, с запретом всех коньяков и шампанских кроме французских – обидно, то с убоем жирафов становится уже страшно. Потому что скоро эти стандартизаторы доберутся и до людей. К примеру, разрешение на брак начнут давать только тем, кто попробовал все виды интимных контактов и «сделал сознательный выбор». Или что-нибудь еще придумают, а потом начнут исполнять с неумолимой бюрократической тщательностью от которой сбежать будет некуда.

Именно поэтому в неумолимой судьбе жирафов Мариусов просвечивает нечто более страшное, чем жестокое обращение с животными. Смотря на них мы задумываемя о таком же неумолимо-европейском обращении с людьми.