Происшествия27 января 2014 17:00

Пациент казанской больницы истек кровью во время операции

Кто виноват в смерти 21-летнего казанца, которого «скорая» привезла с диагнозом «острый аппендицит»? Ответ на этот вопрос «Комсомолка» будет искать вместе с его матерью
Молодой парень умер из-за халатности врачей?

Молодой парень умер из-за халатности врачей?

Фото: из личного архива

В 12-ю горбольницу Махмутова Рафаэля привезли с банальным аппендицитом. Хоть любая операция - определенный риск, но вырезают аппендициты так давно и часто, что у хирургов рука, что называется, набита. Врачи заверили – минутное дело. Но… Через четыре дня медики констатировали смерть. Парнишка истек кровью…МИНУТНОЕ ДЕЛОМама молодого человека Светлана Асенова не хотела встречаться с журналистами.-Я все глаза выплакала, слез уже нет, - женщина тяжело вздыхает.Она оббивает пороги разных учреждений, пытаясь понять, почему ее любимый мальчик не выжил после, казалось бы, ерундовой операции.- По делам мы всей семьей ездили в Москву. Рафаэль быстро соскучился по своей жене Эльвире, и первым вернулся в Казань. Мы с дочкой должны были приехать позже, - вспоминает Светлана, сжимая в руке телефон своего сына.31 октября, когда мама и сестренка вернулись домой, сообщил им, что у него заболел живот, и он вызвал «Скорую». Приехавшие врачи сразу определили: острый аппендицит. Без лишних разговоров отправили его в 12 горбольницу.- Мне приехать? - спросила тогда Светлана.- Мам, зачем? И ехать тебе далеко, и завтра первый твой рабочий день на новом месте. Все будет хорошо. Это же аппендицит, врачи говорят – ерунда, вырежут! Минутное дело, - отказался Рафаэль.- Мы весь вечер переписывались с ним, - невидящим взглядом Асенова смотрела на меня. – Он сообщал, что его ведут на анализы, потом – на УЗИ и на операцию.Наутро в больнице сообщили, что операция закончилась успешно. И добавили, что он теперь в реанимации.БОЛЬНАЯ ПРАВДАТут же в больницу отправился десант родственников - сама Светлана, Вероника, Эльвира, жена Рафаэля, и его тетя. К молодому человеку их не пустили, как они не умоляли врачей и медсестер.- Тут и в более тяжелом состоянии люди лежат. Если мы ко всем начнем в реанимацию пускать, что тогда будет? - отрезал реаниматолог.- Но почему он в реанимации? – этот вопрос родственники не переставали задавать и медсестрам и врачам. В ответ сотрудники больницы лишь пожимали плечами – и не такое бывает в медицинской практике.Только после допроса с пристрастием хирург Александр Иванович (имя изменено по этическим соображениям), который делал операцию, признался: все немного пошло не так. Мол, у парня перитонит начался, оттого он до сих пор в реанимации.- Он еще сказал, что Рафаэль пришел в себя, что его уже отключили от аппарата искусственного дыхания, - заплакала Светлана. – Мы немного успокоились.Только потом родственники узнали, что все это была ложь во спасение. Александр Иванович не соврал только в одном – операция действительно пошла не так, как хотелось бы. Как удалось узнать «КП» из собственных источников, операций было две. И все потому, что при первой хирург, по ошибке, надрезал артерию. Пришлось срочно зашивать. Операцию закончили, перевели пациента в реанимацию, но Рафаэлю становилось все хуже. Созвали консилиум. Решили делать повторную операцию, так как пациент истекал кровью. Но и это не помогло. Через два дня после госпитализации Эльвира, приехавшая после работы навестить любимого, смогла увидеть Рафаэля в реанимации. Кто-то, пожалев девушку, позволил ей на минутку заглянуть к нему. Откинув простынь, она похолодела – Рафаэль лежал отекший настолько, что узнать его можно было с трудом. И отчего-то его плечи были в крови. Руки были холодными, а вокруг губ начинала проступать смертельная синева. Если бы девушка знала правду, то все симптомы можно было бы объяснить – внутреннее кровотечение продолжалось.

В 12-ю горбольницу Махмутова Рафаэля привезли с банальным аппендицитом. Хоть любая операция - определенный риск, но вырезают аппендициты так давно и часто, что у хирургов рука, что называется, набита. Врачи заверили – минутное дело. Но… Через четыре дня медики констатировали смерть. Парнишка истек кровью…

МИНУТНОЕ ДЕЛО

Мама молодого человека Светлана Асенова не хотела встречаться с журналистами.

-Я все глаза выплакала, слез уже нет, - женщина тяжело вздыхает.

Она оббивает пороги разных учреждений, пытаясь понять, почему ее любимый мальчик не выжил после, казалось бы, ерундовой операции.

- По делам мы всей семьей ездили в Москву. Рафаэль быстро соскучился по своей жене Эльвире, и первым вернулся в Казань. Мы с дочкой должны были приехать позже, - вспоминает Светлана, сжимая в руке телефон своего сына.

31 октября, когда мама и сестренка вернулись домой, сообщил им, что у него заболел живот, и он вызвал «Скорую». Приехавшие врачи сразу определили: острый аппендицит. Без лишних разговоров отправили его в 12 горбольницу.

- Мне приехать? - спросила тогда Светлана.

- Мам, зачем? И ехать тебе далеко, и завтра первый твой рабочий день на новом месте. Все будет хорошо. Это же аппендицит, врачи говорят – ерунда, вырежут! Минутное дело, - отказался Рафаэль.

- Мы весь вечер переписывались с ним, - невидящим взглядом Асенова смотрела на меня. – Он сообщал, что его ведут на анализы, потом – на УЗИ и на операцию.

Наутро в больнице сообщили, что операция закончилась успешно. И добавили, что он теперь в реанимации.

БОЛЬНАЯ ПРАВДА

Тут же в больницу отправился десант родственников - сама Светлана, Вероника, Эльвира, жена Рафаэля, и его тетя. К молодому человеку их не пустили, как они не умоляли врачей и медсестер.

- Тут и в более тяжелом состоянии люди лежат. Если мы ко всем начнем в реанимацию пускать, что тогда будет? - отрезал реаниматолог.

- Но почему он в реанимации? – этот вопрос родственники не переставали задавать и медсестрам и врачам. В ответ сотрудники больницы лишь пожимали плечами – и не такое бывает в медицинской практике.

Только после допроса с пристрастием хирург Александр Иванович (имя изменено по этическим соображениям), который делал операцию, признался: все немного пошло не так. Мол, у парня перитонит начался, оттого он до сих пор в реанимации.

- Он еще сказал, что Рафаэль пришел в себя, что его уже отключили от аппарата искусственного дыхания, - заплакала Светлана. – Мы немного успокоились.

Только потом родственники узнали, что все это была ложь во спасение. Александр Иванович не соврал только в одном – операция действительно пошла не так, как хотелось бы. Как удалось узнать «КП» из собственных источников, операций было две. И все потому, что при первой хирург, по ошибке, надрезал артерию. Пришлось срочно зашивать. Операцию закончили, перевели пациента в реанимацию, но Рафаэлю становилось все хуже. Созвали консилиум. Решили делать повторную операцию, так как пациент истекал кровью. Но и это не помогло.

Через два дня после госпитализации Эльвира, приехавшая после работы навестить любимого, смогла увидеть Рафаэля в реанимации. Кто-то, пожалев девушку, позволил ей на минутку заглянуть к нему. Откинув простынь, она похолодела – Рафаэль лежал отекший настолько, что узнать его можно было с трудом. И отчего-то его плечи были в крови. Руки были холодными, а вокруг губ начинала проступать смертельная синева. Если бы девушка знала правду, то все симптомы можно было бы объяснить – внутреннее кровотечение продолжалось.

Официальное заключение о смерти гласит, что Махмутов Рафаэль скончался от острого шока, обусловленным внутрибрюшным кровотечением, и острым малокровием внутренних органов. Фото: из личного архива«РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ О ЧЕМ!»Но цинизм и изобретательность врачей удивили еще больше.- Мама, надо крепиться, - позвонив свекрови, плача пролепетала Эльвира. – Врачи сказали, что он может потерять ногу.Но долго мучиться в догадках родственникам не пришлось. На следующий день вечером Эльвире позвонили из больницы и сообщили о смерти мужа.- Когда мы приехали в больницу, с нами встретились несколько врачей, - горько выдыхает Светлана. – Там была завотделением, тот самый хирург и еще двое, не знаю, кто они. Нас попытались убедить, что в смерти Рафаэля никто не виноват, у него начался перитонит и не выдержало сердце.При этом официальное заключение о смерти гласит, что Рафаэль Махмутов скончался от острого шока, обусловленного внутрибрюшным кровотечением, и острым малокровием внутренних органов. Иными словами, перитонит тут не при чем.- Я спрашивала, почему нам лгали о его состоянии, что он якобы пришел в себя. Ведь, как потом оказалось, в сознание мой мальчик так и не пришел. Но Александр Иванович отказался от своих слов, несмотря на то, что разговор был при многочисленных свидетелях. А завотделением, узнав, что мы намерены потребовать официального вскрытия, процедила «Ну, тогда нам с вами больше разговаривать не о чем».Матери до сих пор больно говорить о нем, о любимом сыне Рафаэле в прошедшем времени. Фото: Ирина ЛЕСКОВАВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯЖалко парнишку… Но, говоря медицинским языком, всякое случается, это вам не механизм, а человеческий организм. И все бы было тек, если бы не еще одно «но». Оказывается, Рафаэль за неделю до госпитализации дважды обращался в ту самую больницу. Живот у парня заболел давно, но, после осмотра в приемном покое, доктора дважды говорили, что все нормально и причин для беспокойства нет.Таких историй с каждым годом по всей стране становится все больше. Возможно потому, что в большинстве случаев виновные медики остаются на свободе, а зачастую продолжаю «лечить» людей. Вот и тут уголовное дело возбудили после обращения родственников. На время служебной проверки, затеянной Минздравом Татарстана, хирург, проводивший операцию, отстранен от работы. Выводов комиссия еще не сделала. Светлана Асенова обратилась за юридической помощью в Казанский правозащитный центр.- Мне хочется понять, почему так все произошло, кто виноват в смерти моего сына. Я не жажду крови, нет. Я хочу, чтобы больше никто из пациентов не умирал.КОММЕНТАРИЙ СЛЕДСТВИЯ- Получив заключение судебно-медицинских экспертов, мы возбудили уголовное дело по статье «Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека», - сообщили в Авиастроительном отделе СУ СКР Татарстана. – Сейчас проводятся следственные действия. В больнице, где все произошло, изъяты документы.ЗВОНОК В БОЛЬНИЦУ- Минздрав Татарстана проводит проверку, ее результатов еще нет, - объяснил главврач ОАО «Городская клиническая больница № 12» Казани (ОАО ГКБ № 12) Тауфик Сафин. – Для нас этот случай особый. Поймите правильно: операция оказалась не такой простой. Аппендикс у погибшего оказался расположенным аномально, сзади, за слепой кишкой. И еще он оказался припаян к задней стенке кишечника. Отсекая его, и была повреждена артерия. Ее зашили, но начал образовываться тромбоз. Второй хирург, которого мы приглашали для консилиума, провел еще одну операцию. Заменили поврежденный участок сосуда, но, к сожалению, это не спасло молодого человека. Это трагедия и для хирургов и для родственников. Лично я сам на стороне мамы, на стороне погибшего. Я хочу, чтоб суд все решил, определил степень виновности каждого.

Официальное заключение о смерти гласит, что Махмутов Рафаэль скончался от острого шока, обусловленным внутрибрюшным кровотечением, и острым малокровием внутренних органов.

Официальное заключение о смерти гласит, что Махмутов Рафаэль скончался от острого шока, обусловленным внутрибрюшным кровотечением, и острым малокровием внутренних органов.

Фото: из личного архива

«РАЗГОВАРИВАТЬ НЕ О ЧЕМ!»

Но цинизм и изобретательность врачей удивили еще больше.

- Мама, надо крепиться, - позвонив свекрови, плача пролепетала Эльвира. – Врачи сказали, что он может потерять ногу.

Но долго мучиться в догадках родственникам не пришлось. На следующий день вечером Эльвире позвонили из больницы и сообщили о смерти мужа.

- Когда мы приехали в больницу, с нами встретились несколько врачей, - горько выдыхает Светлана. – Там была завотделением, тот самый хирург и еще двое, не знаю, кто они. Нас попытались убедить, что в смерти Рафаэля никто не виноват, у него начался перитонит и не выдержало сердце.

При этом официальное заключение о смерти гласит, что Рафаэль Махмутов скончался от острого шока, обусловленного внутрибрюшным кровотечением, и острым малокровием внутренних органов. Иными словами, перитонит тут не при чем.

- Я спрашивала, почему нам лгали о его состоянии, что он якобы пришел в себя. Ведь, как потом оказалось, в сознание мой мальчик так и не пришел. Но Александр Иванович отказался от своих слов, несмотря на то, что разговор был при многочисленных свидетелях. А завотделением, узнав, что мы намерены потребовать официального вскрытия, процедила «Ну, тогда нам с вами больше разговаривать не о чем».

Матери до сих пор больно говорить о нем, о любимом сыне Рафаэле в прошедшем времени.

Матери до сих пор больно говорить о нем, о любимом сыне Рафаэле в прошедшем времени.

Фото: из личного архива

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Жалко парнишку… Но, говоря медицинским языком, всякое случается, это вам не механизм, а человеческий организм. И все бы было тек, если бы не еще одно «но». Оказывается, Рафаэль за неделю до госпитализации дважды обращался в ту самую больницу. Живот у парня заболел давно, но, после осмотра в приемном покое, доктора дважды говорили, что все нормально и причин для беспокойства нет.

Таких историй с каждым годом по всей стране становится все больше. Возможно потому, что в большинстве случаев виновные медики остаются на свободе, а зачастую продолжаю «лечить» людей.

Вот и тут уголовное дело возбудили после обращения родственников. На время служебной проверки, затеянной Минздравом Татарстана, хирург, проводивший операцию, отстранен от работы. Выводов комиссия еще не сделала. Светлана Асенова обратилась за юридической помощью в Казанский правозащитный центр.

- Мне хочется понять, почему так все произошло, кто виноват в смерти моего сына. Я не жажду крови, нет. Я хочу, чтобы больше никто из пациентов не умирал.

КОММЕНТАРИЙ СЛЕДСТВИЯ

- Получив заключение судебно-медицинских экспертов, мы возбудили уголовное дело по статье «Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека», - сообщили в Авиастроительном отделе СУ СКР Татарстана. – Сейчас проводятся следственные действия. В больнице, где все произошло, изъяты документы.

ЗВОНОК В БОЛЬНИЦУ

- Минздрав Татарстана проводит проверку, ее результатов еще нет, - объяснил главврач ОАО «Городская клиническая больница № 12» Казани (ОАО ГКБ № 12) Тауфик Сафин. – Для нас этот случай особый. Поймите правильно: операция оказалась не такой простой. Аппендикс у погибшего оказался расположенным аномально, сзади, за слепой кишкой. И еще он оказался припаян к задней стенке кишечника. Отсекая его, и была повреждена артерия. Ее зашили, но начал образовываться тромбоз. Второй хирург, которого мы приглашали для консилиума, провел еще одну операцию. Заменили поврежденный участок сосуда, но, к сожалению, это не спасло молодого человека. Это трагедия и для хирургов и для родственников. Лично я сам на стороне мамы, на стороне погибшего. Я хочу, чтоб суд все решил, определил степень виновности каждого.

Пациент казанской больницы истек кровью во время операции: комментарий следователя